Згуладзе, Эка

Материал из Генштабъ
Перейти к: навигация, поиск
Згуладзе, Эка
Эка Згуладзе.jpg
Первый заместитель министра внутренних дел Украины (с 17.12.14 г.).

Личное дело

Згуладзе Экар - грузинский и украинский государственный деятель. Первый заместитель министра внутренних дел Украины Арсена Авакова (с 17.12.14 г.) в правительстве Арсения Яценюка.

Биография

Эка Згуладзе родилась 18 июня 1978 г. в Тбилиси, Грузия.

Провела детство на Мтацминда, училась в тбилисской школе номер 47 на улице Читадзе.

Семья: Замужем.

Замужем второй раз. Первым браком была замужем за Георгием Палавандишвили, известным грузинским шоуменом, развелась после 12 лет замужества.

В 2011 году вышла замуж за французского журналиста и режиссера Рафаэля Глюксманна, советника Михаила Саакашвили и сына известного эпатажного философа и писателя Андре Глюксманна.

Во втором браке у Екатерины Згуладзе родился сын Александр.

"Я переехала с мужем во Францию. Мой муж – французский журналист, кинематографист Рафаэль Глюкман, мы с ним познакомились, когда он приехал с французским телевидением освещать конфликт в 2008 году. Он очень помог донести миру, что на самом деле происходило в Грузии", - рассказала Эка Згуладзе в интервью.[1]

Образование: Высшее. Журналистика и юриспруденция.

  • 1992 г. - получила стипендию по программе "Freedom Support Act" и в течение года училась в американской школе в штате Оклахома, США.
  • Продолжила учебу в Тбилисском государственном университете, на факультете международной журналистики.

Карьера:

  • По окончании университета работала переводчиком в международных организациях. В 2004-2005 гг. работала в грузинском отделении американского правительственного агентства "Millenium Challenge Corporation" - организации "Вызовы тысячелетия - Грузия".
  • 2005 г. - назначена заместителем министра внутренних дел Грузии, проработала на этой должности до 2012 года.
  • 20.09-25.10.2012 г. - исполняла обязанности министра полиции и общественного порядка Грузии, после ухода в отставку министра Бачо Ахалая в результате скандала. Ушла в отставку вместе с правительством Мерабишвили после победы оппозиции на выборах 2012 года.
  • 13.12.2014 г. - Згуладзе получила гражданство Украины по указу президента Петра Порошенко. 17 декабря на заседании Кабинета министров Згуладзе была назначена первым заместителем министра внутренних дел Украины.[2]

Оперативное дело

Во время работы на должности замминистра внутренних дел Грузии (2005-2012 гг.) Згуладзе неоднократно сообщала прессе и общественности официальную точку зрения МВД Грузии. Принимала активное участие в сокращении и реструктуризации полиции Грузии во время реформ Саакашвили-Бендукидзе.

20.09-25.10.2012 г. - исполняла обязанности министра полиции и общественного порядка Грузии, после ухода в отставку министра Бачо Ахалая в результате скандала вокруг пыток в Глданской тюрьме. Ушла в отставку вместе с правительством Мерабишвили после победы оппозиции на выборах 2012 года.

13.12.2014 г. - Згуладзе получила гражданство Украины по указу президента Петра Порошенко. Получение гражданства связывали с её возможным назначением заместителем министра внутренних дел Украины. Одновременно получила распространение информация о несогласии с этим назначением министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, однако советник министерства внутренних дел Антон Геращенко опроверг эту информацию.

17 декабря на заседании Кабинета министров Згуладзе была назначена первым заместителем министра внутренних дел Украины.[3]

"Я, как президент, очень рассчитываю на Вас, на то, что Ваша уникальная роль в правительстве позволит реформировать систему Министерства внутренних дел советского типа в европейскую систему МВД", - сказал глава государства.

Порошенко выразил надежду, что, как и в Грузии, после реформ украинские инспекторы ГАИ не будут брать взятки, будет налажена эффективная работа МРЭО, в частности, относительно технических осмотров.

При этом глава государства заверил свою собеседницу в том, что украинские власти твердо намерены "провести тотальную трансформацию страны".

В свою очередь, Згуладзе поблагодарила Порошенко за честь стать гражданкой Украины: "Я буду работать для Украины, в Украине и за Украину. Для меня это - не продолжение работы в Грузии. Это — новая страна, новый проект, и это будет украинская реформа".

Министр МВД Арсен Аваков также по приветствует квалифицированную помощницу в реформе МВД, которая разработана группой правозащитников и утверждена Кабинетом Министров.

Между Арсеном Аваковым состоялся телефонный разговор с Экой Згуладзе в котором они наметили совместные планы по сотрудничеству.

"Я лично знаком с Экой Згуладзе и уверен, что она, со своим опытом грузинских реформ существенно усилит команду Арсена Авакова, - отметил также советник министра Антон Геращенко. - Недавно, общаясь с Экой за чашкой чая, я попросил ее коротко описать в чем был залог грузинских реформ. Она ответила просто: Мы посадили примерно 1000 коррумпированных работников милиции, около 300 прокуроров, около 50 судей и 7-8 министров. После чего все поняли что за нарушение Закона обязательно будет покарание. Ну, в залогом возможности таких масштабных чисток, сказала мне Эка, стало единство между Президентом, Премьер Министром, Спикером Верховной Раде и сумасшедшему кредиту доверию от грузинского народа, который на выборах Президента в 2003 году отдали 96 % голосов за Михаила Саакашвили".[4]


За годы реформ, МВД Грузии полностью перестроено: проведено обновление кадров на 88% за 2 года; из 85 тыс.сотрудников уволено 75 тыс.; штат МВД сокращен до 26 тыс.человек; политическая полиция ликвидирована; ГАИ распущено, функции переданы патрульной службе; в МВД введено 95% электронного документооборота; зарплаты сотрудников МВД увеличены в 15-40 раз; реформу МВД Грузии поддержало 82% населения.

Объективности ради, стоит отметить, что в отличии от Украины, в Грузии население на начало 2014 года насчитывается 4,49 млн.чел.[5]

В Грузии отвечала за идеи и процесс реформ. В МВД она попала после Революции роз, в 26 лет. Абсолютно случайно узнала о своем назначении во время собеседования с министром. Эка Згуладзе замужем за французским журналистом, который теперь тоже живет в Тбилиси. У нее неплохие связи с ЕС и США, она работала в иностранных компаниях, а в юности по обмену жила в США.

Она хорошо понимает ситуацию в Украине. Ее муж, журналист Рафаэль Глюксманн, находился в Украине на протяжении четырех месяцев - на Майдане и после.


Эка Згуладзе о себе:

"Я пришла в политику с улицы. Я никого не знала ни в политике, ни в министерстве. У меня два образования – журналист и юрист, параллельно училась на двух факультетах. Я начала работать в 16 лет в проекте Tacis, которая занималась оказанием технической помощи для постсоветских стран. Мне надо было работать. Вы не пережили того, что пережили мы в середине 90-х. В 1994 году мы целую зиму жили без газа и электричества. На ужин – хлеб с помидором или картошка без масла. Как будто бы военное время. Возможности для работы были у таких как мы – молодых, владеющих английским и компьютером. Я начала ассистентом в программе "Tacis", потом стала директором одной из программ. Затем перешла во "Всемирный банк". Потом в "Millennium Challenge Fund" – фонд, который инвестировал в частные компании. Когда меня позвали в министерство, я была там одним из трех директоров. Так что стажа мне хватит, чтобы выйти на пенсию".

"Когда я начала работать в министерстве, мне каждый день звонили знакомые, родственники, соседи с какой-либо просьбой: назначить кого-то куда-то, либо вытащить откуда-то, либо денег одолжить. Никто не верил, что я не получала куши в чемодане. Через несколько месяцев отказов, после того как со мной перестала разговаривать половина родни, это стало нормой. И мне, и другим в нашей команде перестали звонить с такими просьбами. Стало стыдно так поступать".

О своей новой должности и реформах:

"Я не нуждаюсь в работе. Сейчас у меня хорошая должность. Но подобный шанс может в другой раз не выпасть. Тем более, что шанс этот мне уже давался".

"У нас есть общий враг. Я сейчас говорю не о России, а о том советском прошлом, которое уже годы следует за нами по пятам. Мне это не нравилось в Грузии, не нравится и в Украине".

"В нашем опыте важно не то, что мы делали, а то как мы это делали. Что необходимо делать в первую очередь? У каждой страны будет свой ответ на этот вопрос, универсального рецепта нет".

"Потребность в реформах рождается у населения. Это то, что случилось в Грузии, это же случилось в Украине. Нельзя разочаровывать людей. Потому что эта нужда не исчезнет, а перерастет в то, что может быть крайне опасно для государства. Это может перерасти в нигилизм – я считаю, это одна из проблем гражданского общества и оппозиции в России... У нас можно перенять то, как мы крушили старые символы коррупции и возвращали веру в государство".

"Знаете, почему начали реформы с увольнения в ГАИ и создания патрульной службы? Потому что это фасад государства, фасад министерства МВД и потому что легче всего было уволить 16 тысяч гаишников, чем 16 тысяч контрразведчиков. Это был самый легкий и эффектный путь донести несколько простых меседжей: 1) мы настроены на серьезные изменения, вплоть до того, чтобы аннулировать целый департамент ГАИ; 2) вот, посмотрите, такое государство мы хотим построить. Первые патрульные не были полицейскими. Их подготовка никуда не годилась. Они ничего не умели, но они были людьми не коррумпированными, услужливыми, они готовы были предоставлять сервис, ориентированный на людей. Это основная идея государства, которое мы строили. В нашем случае создание патрульной службы стало сильным символом, в случае другой страны это может быть другой символ".

"Основная команда по реформированию должна прийти из внешней среды, не политической, не из системы. Люди, которые по-иному мыслят, по-иному "диагностируют" проблему и могут предложить иное решение. Они должны продвигать себя в систему".

"Невозможно изменить систему изнутри мозгами и руками тех профессионалов, которые хорошо помнят старые порядки, особенно людьми с погонами. Это будет тупик. Новые идеи нельзя родить в том же самом рабочем кабинете, где ты провел всю жизнь".

"Представьте, мы уволили 16 тысяч гаишников, и ни один из них не подал жалобу в суд. Потому что никто из них не мог сказать, что он не коррумпирован".

"Мы не хотели дать время коррумпированным интересам сгруппироваться против нас. Мы понимали, что будет противостояние. Поэтому не давали времени подготовиться, мы всегда штурмовали первыми и играли на опережение... Мы действовали очень агрессивно первый год. Мы арестовывали, арестовывали и арестовывали. И делали это публично, при камерах, некрасиво, это было унизительно для всех. Это тоже были символичные акты, которые доносили два меседжа: 1) сажаем тех, кто берет; и 2) тех, кто дает. Мы арестовывали даже нескольких депутатов из правящей партии, губернаторов нового правительства, новоназначенных полицейских и прокуроров. Этот подход должен был показать – перед законом все равны. С этого начался рост доверия населения к нам. Второе, что тоже было не менее важным – мы смогли вовремя остановиться. Мы дали четкое определение, что такое коррупция. До этого понятие "коррупции" было размыто в умах грузин. Все брали и давали взятки: покупали дипломы, справки, водительские права. И никто не считал себя виноватым – "система такая, я жертва". Для нас было важно интерпретировать весь этот процесс, объяснить и обозначить, изменить социальный стереотип. С тех пор я не верю ни в какой культурный багаж, менталитет или легендарные традиции".

"Публичные аресты – это эффективный, но краткосрочный формат. Как только задача завершена, ты уничтожил символ – тогда с этим театром надо закончить. Уважение личности человека – это база правового государства".

"Мы в первую очередь распустили Министерство безопасности, построенное на базе бывшего КГБ. Эту функцию интегрировали в Министерство внутренних дел. Мы не доверяли бывшим сотрудникам КГБ. Но были люди в этих структурах, с которыми можно было сотрудничать. Они помогли нам построить несколько департаментов по безопасности и контрразведку. Хотя мы прошли через войну дважды – конфликты с Абхазией и Южной Осетией, – тем не менее, формально это никогда не называлось войной. Особенно войной с Россией, которая провоцировала и режиссировала оба конфликта. Мы сделали ставку на создание сильной контрразведки, для того чтобы блокировать и оппонировать влиянию иностранных государственных структур. "Babyface government", как называли их русские, несколько раз смогли раскрыть хабы русских агентур. В одной из последних операций перехватили спецаппаратуру, которую использовали ГРУ, чтобы кодировать свои сообщения. Я говорю это к тому, что даже в этом направлении можно начать все с чистого листа и получить результат лучше, чем был".

"На первом этапе мы занимались борьбой с коррупцией и ворами в законе. Это шло параллельно. Из-за романтизации криминального мира, мы не смогли бы изменить отношение населения к коррупции. Плюс параллельно реформы шли в других министерствах. Когда мы в МВД кого-то арестовывали или писали новую структуру, или тренировали новых патрульных, в этот момент в министерстве экономики либерализовывали налоговое обложение – уменьшая налоги с 18 до 5% и упраздняя лицензии, без которых страна может обойтись. Параллельно в министерстве образования разрабатывали схему национальных экзаменов, которая убила коррупцию в университетах. Первый раз в Грузии не имело смысла платить декану, проректору или кому-то еще. Воры в законе – мафиози, которые конкурировали с государством. Они были сильнее, богаче, их любили больше государства. Мы посадили 180 авторитетов, несколько десятков успело выехать за границу – в основном, в Москву и Европу. На начало 2000-х бизнеса не существовало. Существовала организованная преступность, у которой были, в том числе бизнесы. Частного сектора не было. Как результат, бюджет был нулевым. Таможню мы, как государство, не контролировали. Все шло контрабандой, начиная с сыра и заканчивая оружием. И мы должны были упразднить этот параллельный мир. Мы решили эту задачу таким образом: если убрать институт шестерок и отнять деньги, то босс мафии не так уж и страшен. Поэтому мы приняли закон, по которому криминализировали участие в преступной группировке, потом мы приняли закон, по которому дали правило государству конфисковать нелегальную недвижимость. А потом арестовали. В конфискованных домах открывали полицейские участки".

О войне с Россией:

"Я не понимаю, почему это случилось 8 августа, а не, например, 8 июля или сентября. То, что это должно было случиться, понимали все. Россия ранее уже успешно поддерживала на территории Грузии два военных конфликта. Тогда, полтора года после реформ, мы достигли момента, когда наша жизнь больше не зависела от России, нас было гораздо тяжелее шатать. Мы стали энергонезависимыми. Мы стали экспортировать электроэнергию в Россию. Выключишь свет – меня это не пугает, выключишь газ – меня это не пугает. Ничего кроме войны не оставалось. Первоначальный успех реформ в Грузии был особенно шокирующим для России и для центральноазиатских стран. В начале реформ они говорили: "Это блеф", "У них ничего не получится". К нам приезжали русские тысячами и видели, что у нас многое получается. За несколько месяцев до вторжения я увидела опрос на одном из российских сайтов – кажется, это было "Эхо Москвы". Так вот, по результатам этого опроса больше 70% опрашиваемых ответили, что грузины мусульмане и их 60 миллионов. Я сразу поняла, что идет подготовка общественного мнения. Ведь трудно оправдать войну с 4-миллионным государством, чем оно может угрожать, особенно если у него нет нефти и атомной энергии? Поэтому надо было нарисовать образ врага. У элиты в Кремле была иллюзия, что нас легко задавить. Плюс они хотели поменять власть. Они пытались по-разному: через агентуру, организацию террористических атак, финансирование агрессивных пророссийских партий, спекуляции конфликтными зонами. У нас не было достаточно амуниции, военные не подготовлены. Мы аккумулировать поддержку у стран-партнеров, чтобы остановить его там, а не в Тбилиси. И он остановился..."[6]

Последние события

25 декабря 2014 года первый замминистра внутренних дел Украины Эка Згуладзе на брифинге заявила, что милиционером в Украине сможет стать каждый - после отбора на открытых конкурсах: "В конкурсе смогут участвовать все. Критерии - возраст 18-35. Отобранные претенденты поступят в училища. Уверена, что не все закончат эти учебные заведения. Но кто закончит - будет настоящим новым полицейским".

Она также добавила, что на этих конкурсах будут выдвигаться и другие критерии отбора претендентов на профессию милиционера.

Згуладзе также отметила, что самыми слабыми местами в украинской системе МВД сегодня являются коррупция и дублирование функций. "Поэтому борьба с коррупцией должна быть системной, будут упразднены дублирующие функции служб".

С проблемой коррупции в органах МВД, по слова Згуладзе, борьба будет идти по двум основным направлениям: "Карательные меры и построение системы таким образом, чтобы коррупцию можно было минимизировать".[7]

  1. "Экс-министр МВД Грузии Эка Згуладзе: Новые идеи нельзя родить в том же самом рабочем кабинете, где ты провел всю жизнь" / "Украинская правда", 12.08.2014 г.
  2. Згуладзе Эка / Википедия
  3. "П.Порошенку подобається поява Е.Згуладзе у керівництві МВС" / "УНН", 19 декабря 2014 г.
  4. "Специалист из Грузии Эка Згуладзе трудоустроится в МВД после 9 декабря, - Антон Геращенко" / "Цензор.НЕТ", 04.12.14 г.
  5. "Реформы. Эка Згуладзе Министр МВД, глава Полиции Грузии в Правительстве Президента Саакашвили" / шоу Савика Шустера, "ТВ24", 14 ноября 2014 г.
  6. "Экс-министр МВД Грузии Эка Згуладзе: Новые идеи нельзя родить в том же самом рабочем кабинете, где ты провел всю жизнь" / "Украинская правда", 12.08.2014 г.
  7. "Згуладзе рассказала, кто сможет стать милиционером в Украине" / "Цензор.НЕТ", 25.12.2014 г.