Марчук, Евгений Кириллович

Материал из Генштабъ
Перейти к: навигация, поиск
Марчук Евгений Кириллович
Марчук Евгений.jpg
Премьер-министр (1995-1996), Председатель СБУ (1991-1994), Министр обороны (2003-2004)

Личное дело

Родился 28 января 1941 года в селе Долынивка Гайворонского района Кировоградской области. После окончания в 1963 году Кировоградского педагогического института – оперуполномоченный областного управления КГБ. С того времени прошел все карьерные ступени Комитета государственной безопасности УССР. Возглавлял известное «диссидентское» 5-е управление. По иронии судьбы именно диссиденты, которыми он занимался по роду службы, поддержали его на президентских выборах 1999 года. Это – Ирина и Игорь Калынцы, Левко Лукьяненко и др.

В 1988 году Евгения Марчука назначили начальником управления КГБ в Полтавской области. Через два года он – 1-й заместитель председателя КГБ УССР, затем – Государственный министр по вопросам обороны, национальной безопасности и чрезвычайных ситуаций. Во время путча 19 августа 1991 года Евгений Кириллович возглавлял украинский аналог московского ГКЧП – временную комиссию. В соответствии с распоряжением N 188-р комиссия практически устранила тогда от руководства Верховную Раду и Кабинет министров. О роли Марчука в этом действе не упоминается.

С ноября 1991 по июль 1994 года Евгений Марчук – председатель Службы безопасности. После – вице-премьер-министр, первый вице-премьер, исполняющий обязанности главы правительства. С июня 1995 года – премьер-министр Украины.

Отставлен с должности главы правительства 27 мая 1996 года «за формирование собственного политического имиджа». Хотя, говорят, что причины были гораздо прозаичнее – нехватка экономических знаний у Евгения Кирилловича.

Марчук был депутатом Верховной Рады Украины 13 созыва (избран в одном из округов на Полтавщине еще в декабре 1995 года – во время премьерства). В парламенте возглавлял комитет по вопросам социальной политики и труда, руководил депутатской группой «Социально-рыночный выбор», близкой к Либеральной партии Украины.

Во время парламентских выборов 1998 года был вторым номером партийного списка СДПУ(о). Потом – руководил парламентской фракцией партии, которую оставил к началу президентской избирательной кампании 1999 года. Во время упомянутой гонки был одним из участников, так называемой, «каневской четверки» (Евгений Марчук, Александр Мороз, Александр Ткаченко и Владимир Олийнык). Генерала поддержало Всеукраинское общественное объединение «В ХХІ век – с Евгением Марчуком» (СДС, ХНС, УРП, УСДП и др.). После того, как в первом туре Евгений Кириллович получил поддержку 8,13 % избирателей, его назначили секретарем Совета национальной безопасности и обороны при президенте Украины.

25 июня 2003 года назначен министром обороны.

22 сентября 2004 года отправлен в отставку с должности руководителя военного ведомства. Господин Марчук считает свою отставку «очень поспешной», многое в которой «выглядело непристойно».

С декабря 2004 года возглавил партию «Свобода».

Во время парламентских выборов 2006 года Евгений Марчук возглавлял именной блок «Евгений Марчук – «Еднисть». Который получил поддержку 0,06% избирателей.

19 мая 2008 года президент Виктор Ющенко назначил Марчука своим советником.[1]

Семья и связи

Лариса Ившина
Жена Евгения Марчука - главный редактор ежедневной газеты "День" Лариса Ившина.

Первая жена Марчука – Лидия Ивановна по специальности инженер-технолог молочной промышленности. У Евгения Кирилловича два сына – Тарас и Вадим (заместитель директора по кадровым вопросам ресторана «Харлей-клаб») и трое внуков.[2]

Оперативное дело

Лоббирование российского капитала

Во времена руководства правительством Евгения Марчука упрекали в лоббировании интересов российского капитала. 18 марта 1995 года в статусе и.о. премьера Евгений Кириллович подписал с Рэмом Вяхиревым соглашение «О реструктуризации украинского долга». Этот документ, в частности, предусматривал создание украинско-российского СП «Газтранзит». Украинской долей в этом предприятии должны были стать два подземных газохранилища: Богородочанское и Бельче-Волицко-Угерское. «Газпром» в качестве взноса предлагал зачислить сумму пени за задержку платежей по снабжению газом в 1994 году – порядка $ 300 млн. Таким образом, как считают некоторые эксперты, Марчук хотел отдать отечественные стратегические объекты россиянам за газовые долги. Однако, Верховная Рада вмешалась в этот процесс и приняла закон о запрете приватизации предприятий газовой области. К слову, сам Евгений Марчук неоднократно высказывался в пользу разгосударствления украинской газотранспортной сети. При этом генерал считает, что лучшего варианта просто-таки не существует. Кроме того, имя Евгения Кирилловича в политических кулуарах называют среди тех чиновников, которые в свое время тормозили строительство нефтепровода «Одесса-Броды». В этом, как утверждают информированные источники, была заинтересована российская сторона. Сам Марчук опровергает эти обвинения.[1]

Газета "День"

В октябре 1996 года незадолго до гибели Евгений Щербань основал в Киеве газету «День», которая после его убийства перешла под контроль Марчука: «Марчук получил в своё распоряжение единственную информационно-аналитическую ежедневную газету со сформированной аудиторией. Более того: газета постепенно стала приобретать имидж оппозиционной, что привело к притоку к изданию как читателей, так и высококлассных авторов. Вскоре происходит и замена главного редактора: вместо Владимира Рубана, давшего газета «путёвку в жизнь», редактором издания становится бывшая пресс-секретарь Марчука Лариса Ившина». Ившина впоследствии станет супругой Марчука.[3]

Утаивание правды о гибели Чорновила

В декабре 2000 года народные депутаты Григорий Омельченко и Анатолий Ермак и тогдашний мэр Черкасс Владимир Олийнык) (член «каневской четверки») заявили о том, что в октябре 1999 года Марчук демонстрировал им видеокассету, на которой подполковник МВД рассказывает о проведение специальным подразделением милиции операции по уничтожению Вячеслава Чорновила. Тот же офицер якобы рассказал и об обстоятельствах покушения на Наталию Витренко в Кривом Роге в 1999 году.

Сам Евгений Марчук утверждает, что кассету он потерял. При этом свою молчанку о полученной информации Евгений Кириллович объяснил так: «Не дал хода видеокассете, на которой говорилось о том, что автокатастрофа народного депутата Вячеслава Чорновила была подготовлена, поскольку считал, что это за три недели до президентских выборов вызовет судебный процесс». (УНИАН, 25 января 2001 г.).

Намерения сына Вячеслава Чорновила – Тараса привлечь Марчука к уголовной ответственности так и остались нереализованными.[1]

Соучастие в продаже оружия за границу

5 марта 2002 года в итальянском городе Турин было осужден бывший гражданин Украины Дмитрий Стрешинский. Сразу же после этого руководители пяти украинских СМИ потребовали от президента Кучмы освободить от занимаемой должности секретаря СНБО Евгения Марчука. Основания – в заключении итальянского суда говорится о том, что Марчук «взял на себя роль инициатора и организатора преступной группировки», которая было создана в 1991-1992 годах и провела «как минимум восемь незаконных операций» с оружием в нескольких странах, в том числе в Украине, Франции, Австрии, Бельгии.

Справка: в начале 90-х годов в Панаме была зарегистрирована фирма Global Technologies International (GTI), а в Украине - ее филиал Global Technologies Ukraine (GTU). Президентом GTI являлся Дмитрий Стрешинский, который попутно участвовал в ряде других бизнес-проектов. В частности, представлял интересы иностранного партнера Trade Consept Ltd (TCL) в российском СП «Синтез Корпорейшен». От имени GTU и GTI в 92-94-х годах было заключено несколько контрактов на экспорт украинского и белорусского оружия. На соответствующих документах присутствовала подпись Дмитрия Стрешинского, который непосредственно заключал договоры о покупке оружия. При этом государственным организациям – «Прогресс» (Украина), «Беларусьинторг» и «Беларусьэкспорт» предъявлялись фальшивые сертификаты конечного пользователя, выданные якобы от правительств Судана, Марокко, Египта и Нигерии. Реальные же покупатели находились на Балканах, где в это время разгоралась гражданская война.

Оружие вывозилось из Украины морем – через военный порт Октябрьский (Николаевская область). Западными сообщниками Стрешинского выступали известные в сфере международной контарабанды оружия дельцы – бельгиец Геза Мезоси и грек Константинос Дафермос. Выручка от нелегальной торговли проходила через многочисленные оффшоры, которые контролировал предприимчивый киевлянин. В конечном итоге прибыль оседала на личных счетах Стрешинского и его родственников.

Деятельность интернациональной команды контрабандистов была прекращена 8 марта 1994 г. В этот день в Адриатике патруль НАТО задержал судно Jadran Express с хорватским экипажем и крупной партией оружия на борту. Это было белорусское оружие, которое до этого проследовало транзитом через Украину и было отгружено в порту Октябрьский.

Согласно версии украинских властей, задержание Jadran Express явилось результатом совместной операции СБУ и соответствующих структур на Западе. Утверждается, что в то время в Киеве уже не сомневались в преступном характере деятельности GTU и GTI, а оставался лишь вопрос об истинном адресате вывозимого оружия. Поэтому СБУ разрешила транзит очередной партии оружия через Украину, своевременно проинформировав о рейсе Jadran Express британскую разведку. В дальнейшем движение судна полностью контролировалось западными спецслужбами, а когда стало очевидно, что оружие следует в бывшую Югославию, его остановили[4]

30px-Aquote1.png В качестве директора GTI я должен был получать деньги от покупателей оружия и переводить эти деньги на Украину, лично господину Марчуку.

Я больше ничего другого не делал, за исключением того, что подписывал контракты и выполнял банковские операции. Вначале я не знал, сколько документов я должен был подписать и не знал о размерах этого дела. Неоднократно мою подпись подделывали. Я не один раз подписывал чистые листы бумаги. По просьбе Марчука я подписал очень много чистых листов бумаги.

Марчуку платились наличные деньги. Это ему пришла в голову такая идея, и он попросил, чтобы ему платили наличными. Деньги Марчуку я лично давал в его собственные руки в монастыре, где находилось министерство культуры. Это место было выбрано Марчуком. Я разговаривал с моими партнерами и говорил, что мы должны дать Марчуку деньги. Потом ехал в Лондон, забирал эти деньги, возвращался на Украину и давал их Марчуку в долларах: сто, двести, триста тысяч долларов, проходил через границу без проблем. Как только заканчивалась финансовая операция, а значит накапливались деньги, я снимал их и отвозил. Я брал наличные доллары из сейфа «Синтеза» в Москве и отвозил их Марчуку. Остальные партнеры мне доверяли полностью и не хотели участвовать на встречах с Марчуком, - Стрешинский [5]

30px-Aquote2.png

«Киевский телеграф» уточняет, что в 1993 году министр обороны Константин Морозов и председатель СБУ Евгений Марчук однозначно поддержали заключение Стрешинским контрактов на покупку украинского оружия. Евгений Кириллович заявил, что ему было известно об этих аферах, но он опроверг свою причастность к ним: «Когда я был председателем Службы безопасности, мы действительно раскрыли одного афериста, о котором говорится в этом издании, «Киевском телеграфе», и после этого Совет безопасности, соответствующий Комитет по санкциям Совета безопасности ООН выразили благодарность Украине за то, что Украина помогла обезвредить авантюриста, который незаконно торговал оружием, перебрасывал его на Балканы, когда там шла война». (ICTV, 5 декабря 2001 г.). Эту историю Евгений Марчук рассматривал исключительно как попытку его дискредитации: «Это провокация, которая организовывалась давненько, где-то еще год тому назад, и она была нацелена на то, чтобы отстранить меня от должности секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Я очень серьезно мешал этому семейству, я имею в виду, и Леониду Деркачу, и особенно Андрею Деркачу. Моя служебная деятельность, которая связана с выполнением решения Совета национальной безопасности и обороны, поручением президента, наконец, разоблачила тайные схемы, нечестные операции с приватизацией стратегически важного для Украины объекта, такого как «Эксимнефтепродукт». За несколько сот тысяч гривен они, Деркачи, вместе со своими подельниками, стремились и, кстати, еще сегодня стремятся приватизировать объект, стоимость которого, как минимум, полмиллиарда долларов Соединенных Штатов». (УР-1, «Служба новостей», 11марта 2002 г.).

В январе 2004 года суд итальянского города Турин завершил рассмотрение дела о нелегальной поставке оружия из Украины в бывшую Югославию и вынес оправдательный приговор относительно всех обвиненных. В том числе – и относительно Евгения Марчука[1]

Бизнес сына

9 апреля 1999 года в аэропорте Кишинева был арестован самолет АН-26, который принадлежал ЗАО «Авиакомпания «Украина-Аэроальянс». На его борту было найдено не задекларированное стрелковое оружие. Самолет простоял под арестом полгода, а после исчез и дело закрыли. Летом 2001 года в публикациях молдавской и российской печати были обнародованы имена и реквизиты основателей авиакомпании «Украина-Аэроальянс». Среди них значится и сын Евгения Марчука – Вадим.

Однако, эта история не получила своего продолжения[1]

Майор Мельниченко

Николай Мельниченко
В политических кулуарах продолжают циркулировать слухи о возможной причастности Евгения Марчука к организации прослушивания кабинета президента Кучмы. Якобы, Николай Мельниченко действовал под руководством Евгения Кирилловича. В пользу этой версии приводится несколько аргументов. Первый – таким образом, Марчук хотел «подставить» не только Леонида Кучму, но и своего давнего оппонента – Леонида Деркача, который к тому времени руководил Службой безопасности Украины. Второй – в обнародованных фрагментах разговоров, которые велись в кабинете N 1, минимально «презентован» секретаря СНБО. И третий – сам майор Мельниченко положительно откликается о Евгении Кирилловиче. Вдобавок, о причастности Марчука к «кассетному скандалу» говорил и один из его фигурантов – Владимир Цвиль.

Марчук опровергает свою причастность к «аудионаследству» майора Мельниченко. «Я знаю, что кое-кто называл меня организатором кассетного скандала, так же, как говорят, что я будто причастен к делу Гонгадзе. Но я вам говорю откровенно: я не причастен к этим делам» («Главред», 23 декабря 2004 г.).

В июле 2003 года интернет-издание «Украина криминальная» сделало достоянием гласности записки одного из тех, кто входил в так называемую «банду оборотней» – Игоря Гончарова. Эту группировку подозревают в причастности к убийству Георгия Гонгадзе. В записках речь идет о том, что Евгений Кириллович был информирован об обстоятельствах исчезновения журналиста. Сам генерал говорит, что ничего об этом не знает. «Эта вообще какая-то мистика. После того, как я ознакомился с текстом его записки, я еще раз переспросил всех, кого мог найти из работавших в своем предвыборном штабе. Но его никто не помнит. Я спросил у Омельченко Григория. Он говорит, что точно не помнит, но ему кажется, что во дворе штаба он будто бы когда-то видел Гончарова» («Главред», 23 декабря 2004 г.).[1]

30px-Aquote1.png О том, что не только Александр Мороз, но и Евгений Марчук давно знали о ведущемся прослушивании кабинета президента, Мельниченко признался еще в Чехии. Тогда у Мыколы случались минуты откровения, и он делился воспоминаниями с Болданюком и Иванкой. Майор рассказывал, что на первых порах поставлял свою информацию Марчуку и лишь после выборов 1999 года стал сотрудничать с Морозом. Кроме того, Мыкола упоминал о своих знакомых в Киеве, которые помогали ему работать над записями - Владимир Цвиль [6] 30px-Aquote2.png

Злоупотребления в Минобороны

В сентябре 2004 года Генеральная прокуратура обвинила министра обороны Евгения Марчука в том, что он незаконно заключил соглашение о направлении вертолетов Ми-8МТВ в Турцию, где они тушили пожары. Минобороны эту информацию опровергло, заявив, что 24 июня 2004 года воинским ведомством было заключено соглашение о предоставление соответствующих услуг на турецкой территории с ООО – украинской авиакомпанией «Росьавиа». Сам Евгений Марчук объяснил ситуацию так: «Генпрокуратура не предупреждала о вертолетах. Эта услуга предоставлялась Турции три года подряд еще до моего назначения министром. («Главред», 23 декабря 2004 г.)[1]

Леонид Кучма

История отношений Евгения Кирилловича и Леонида Даниловича такая же непростая, как и сами эти политики. Хотя Марчук твердит, что он всегда с уважением относился к Леониду Кучме: «Я знаю президента с 1994 года. У меня были разные отношения, я имею в виду, я был и в ставке, и был политическим оппонентом на выборах, то есть я не могу сказать, что у нас были всегда такие очень равные и безпроблемные отношения, но они всегда базировались на принципах порядочности и уважения друг к другу как к личности» («7 дней», 17 декабря 2000 г.).

О том, как Марчук до своего секретарства в СНБО «уважал» Кучму, свидетельствуют его высказывания:

«Я могу к власти и ее действиям относиться только критически и только оппозиционно. Я неоднократно говорил о своем отношение и к президенту Кучме, и к исполнительной власти вообще, к их действиям, как во внутренний, так и во внешней политике. Совершено колоссальное количество ошибок». «А кто-то может привести примеры каких-либо положительных преобразований, которые состоялись за время правления Леонида Кучмы или в экономике страны, или на внешней арене?» («День», 25 декабря 1998 г.).

«Победитель на президентских выборах 1999 года получит даже не страну-руину, а что-то намного хуже». («День», 2 февраля 1999 г.).

«Если при власти останутся те, что сегодня, они же и станут первыми могильщиками государства». («Добробут», 1999 г.).

«От того, что Кучма присылает во Львов телеграмму к празднованию 100-летия Степана Бандеры, он не становится большим приверженцем бандеровцев или УПА. Все знают, что пять лет тому назад к власти его привели коммунисты на подавляющем большинстве коммунистических лозунгов». «Сегодня в Украине паралич, а не кризис власти». «Я мог бы привести сотни примеров из сегодняшнего дня, которые однозначно характеризуют состояние в государстве, как такое, которое уже имеет признак зарождения диктатуры». («Добробут», 1999 г.).

«То, что делается нынешней командой Л. Кучмы, и то, что делалось командой Л. Кравчука, нельзя даже сравнивать, это небо и земля». («День», 17 августа 1999 г.).

«С нынешней властью ничего радикально в Украине не изменится». («День», 19 сентября 1999 г.)[1]

Виктор Янукович

Интервью: Еще у Януковича есть понимание, что плохо, а что хорошо для Украины. Как он проявил характер в переговорах с Россией по газу, когда уже в них включился, — такого еще никогда не было. Кучма десять-двенадцать раз в год встречался с Путиным в галстуках и без галстуков, а когда случился кризис на Тузле, не мог связаться с Путиным, с которым в ту пору было семь разных видов связи. Это был показной этап демократии. А Путин думал, что Янукович — его марионетка, и был обескуражен, когда его поведение на переговорах по газу оказалось поведением украинского патриота.

Еще один плюс — как минимум три начатых реформы. Налоговая, пенсионная и земельная. Да, земельная реформа затормозилась, но все-таки движется. Взялись — молодцы. То, что российский бизнес не пустили в Донбасс, куда он так рвался, — тоже патриотический поступок. Что же касается негатива, тут самое опасное, мне кажется, то, что власть недооценивает нарастание социального недовольства. «Налоговый майдан», акции протеста чернобыльцев, афганцев... Нельзя игнорировать эти моменты, причем так демонстративно.[7]

Звания, чины, регалии

  • Генерал армии.
  • Кандидат юридических наук. Тема диссертации: «Криминологическая и уголовно-правовая характеристика преступных организаций». ( 1998 г.).
  • Награжден орденом князя Ярослав Мудрого V ст., орденом Трудового Красного Знамени, «Командорским Крестом со звездой за заслуги перед Республикой Польша», семью медалями и именным огнестрельным оружием.
  • Лауреат премии имени Г.Сковороды в области публицистики. Председатель Транспортного союза (с 1998 г.).
  • Председатель объединения «Народная солидарность» ( 1999 г.). Председатель «Партии Свобода» (2004 г.).

Последние донесения

Евгений Марчук считает, что Николай Мельниченко правомерно обнародовал записи из кабинета Леонида Кучмы, так как там действительно отдавались «преступные приказы». Об этом экс-секретарь СНБО пишет в своей статье для газеты «День».

По словам Марчука, кабинет экс-президента Кучмы оказался «не просто греховным» местом, а местом, где «длительное время отдавались преступные приказы, а потом обсуждалось их выполнение».[8]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 Марчук Евгений. ДОСЬЕ
  2. Евгений Марчук / Досье / Лига
  3. В деле убийства Щербаня всплывает генерал Марчук
  4. Туринский процесс. Часть І. ОРУЖЕЙНЫЙ СКАНДАЛ
  5. Туринский процесс. Часть IV. ДМИТРИЙ СТРЕШИНСКИЙ: ПРЯМАЯ РЕЧЬ
  6. Владимир Цвиль: «В центре кассетного скандала» / Компромат.Ru
  7. ЕВГЕНИЙ МАРЧУК: ПРЕЗИДЕНТ НЕ ДОЛЖЕН БОЯТЬСЯ СВОЕЙ СПЕЦСЛУЖБЫ
  8. Евгений Марчук выступил обвинителем Кучмы / Rupor