Щербань, Евгений Александрович

Материал из Генштабъ
Перейти к: навигация, поиск
Щербань Евгений Александрович
Щербань Евгений.jpg
Расстрелян 3 ноября 1996 года в аэропорту Донецка по прибытии из Москвы
Евгения Щербаня называли самым влиятельным человеком и самым успешным бизнесменом донецкого региона. Он должен был повести донецких к власти. Однако влиятельный политик и бизнесмен ощущал – такой поход может стать последним в его жизни. Евгений Щербань был расстрелян 3 ноября 1996 года в аэропорту Донецка по прибытии из Москвы. Преступники скрылись с места происшествия на автомобиле. Щербань, его жена и механик скончались в результате полученных ранений. Бортинженер самолета скончался в больнице от огнестрельного ранения в шею.

Личное дело

Евгений Щербань прожил 50 лет. С начала 90—х годов он был хорошо известен в политических и бизнес-кругах Украины. До 1988 года работал на шахте горным инженером. Затем, как и многие будущие бизнесмены, воспользовавшись возможностями, предоставленными перестройкой, организовал кооператив "Прогресс". Накануне независимости была создана корпорация "АТОН", которую сам Евгений Щербань называл транснациональной. С ним также связывали фирмы "АМЕСТ", "Финансист", СП "Гефест", владевшее сетью АЗС в Донецкой области и другие. Как и все бизнесмены первой волны, Евгений Щербань и его "АТОН" интересовались всем: промышленным производством, торговлей, финансами.

В то время, когда о Ринате Ахметове слышали разве что содержатели ларьков в Донецке, а криминальный авторитет "Алик Грек" (Ахать Брагин), взорванный на стадионе "Шахтер", у которого нынешний владелец половины Украины унаследовал все (причем не только в качестве владельца футбольного клуба), был еще жив, связка однофамильцев-Щербаней - губернатора Донецкой области Владимира и бизнесмена–депутата Евгения - считалась основой могущества донецкого финансово-промышленного клана. Рассматривая область как свою вотчину, Щербани досаждали не только криминалитету, который и сам был не прочь подкормиться от крышуемого губернатором и депутатом ВР мелкого и среднего бизнеса, но и директорам крупнейших предприятий области.

Господа Щербани уже тогда (в 1994-1995 годах) пытались дисциплинировать мощный донецкий клан и, добившись слаженной работы всего местного бизнеса и администрации, повести борьбу за власть с "днепропетровцами" и "киевлянами" в масштабах всей Украины. Убийство Евгения Щербаня привело к тому, что реализацию донецких амбиций пришлось отложить на десять лет.

Объективно эта смерть сыграла на руку многим политикам, бизнесменам и криминальным авторитетам. Поэтому и диапазон версий колебался от "заказа" Щербаня Павлом Лазаренко, на чем настаивает Генпрокуратура Украины, до некоего авторитета Германа, которому Щербань якобы помешал выкачивать деньги из "Донбасстрансгаза".

Некоторое время отрабатывалась даже версия "эстонского следа". Щербань имел несколько фирм в Эстонии и якобы намеревался поставить экономику этой маленькой балтийской страны, известной склонным к аферам банками, под свой полный контроль.

Кроме того, созданное под знаменами "Атона" Евгения Щербаня объединение "АгроДон" "позволило осуществить замысел, о котором говорил Щербань на встрече с фермерами: в села пошла первоклассная техника, горючее, удобрения, гербициды, семена. А в конце 95-го был подписан контракт с фирмой "Фата Груп" - 160 миллионов долларов на развитие агропромышленного комплекса. И это тоже вызывало неудовольствие некоторых "больших людей".[1]

Оперативное дело

Начало бизнеса

Кабинет себе Женя устроил, когда занялся бизнесом, в ДК имени Франко шахты «Кировская». Кабинет – условное название, на самом деле, это был актовый зал. В торце стоял чистый письменный стол, в том смысле, что ни одной бумажки на нем, ни папки. Хотя записи Жене при его-то прекрасной памяти не требовались. Только настольный телефон (о существовании мобилок еще не подозревали). И на стене рядом, слева – огромная картина «Речь Ленина на Третьем съезде комсомола». Середина восьмидесятых, перестройка еще не началась… Но то, что называлось кооперативным движением, стало шевелиться.

Щербань прежде работал на «Кировской»: начальником участка, заместителем директора по производству, потому переносить «резиденцию» куда-то в центр Донецка не имело смысла. Здесь – максимум условий, и не на виду особо. Он на этой шахте, можно сказать, вырос в прямом и переносном смысле слова: от забойщика, поступил в партию, как передовик производства. Таких парней продвигали, даже без их особого желания, в делегаты на разные форумы молодежи. На 18-м съезде ВЛКСМ в Москве Женя нес знамя республиканской комсомольской организации.

Что интересно: бизнес решил делать не на угле и вообще не на энергоносителях. Взялся выращивать и продавать яблоки. Прогорел. Разводил свиней в пригородном хозяйстве – тот же результат. Прибыль пошла, когда занялся спекуляцией: покупал сахар по низкой цене, выжидал и выбрасывал в продажу по высокой. К тому времени даже Донецк, снабжавшийся продовольствием по первой категории, стал испытывать трудности с продуктами. Ну и обмен валюты (который в то время фактически был нелегальным. – авт), конечно… Менялы Щербаня оказывались проворнее остальных, милиция тоже, видимо, знала, кого трогать нельзя. Женя не делал вид, что добывает большие деньги «в белых перчатках». «Я свой капитал сделал на народном горе», - сказал мне как-то в порыве откровенности, хотя без рефлексий.[2]

Ликвидации Щербаня желали многие

Ликвидации Евгения Александровича Щербаня могли желать многие. Те, кому он составлял конкуренцию в экономической и политической сферах, кто считал себя обойденным и обделенным из-за деловой активности и успехов в бизнесе влиятельного и преуспевающего депутата.

Фигурирует в деле даже Михаил Поживанов. За несколько месяцев до ЧП в аэропорту персона Щербаня стала объектом крупного политического скандала, который осветили десятки региональных и всеукраинских газет. В одном из интервью тогдашний мэр Мариуполя Михаил Поживанов обвинил Евгения Щербаня в том, что тот якобы угрожал ему убийством и облагал Мариуполь ежемесячной "данью" в 20 миллионов долларов США. Щербань, разумеется, отрицал обвинения Поживанова.

Подготовка операции

Банда приступила к подготовке операции. Тут же составили план и распределили роли. Местом ликвидации избрали аэропорт — главарям ОПГ было известно, что Щербань часто пользуется услугами чартерных рейсов. Решили, что лучше это сделать после приземления лайнера — больше времени и возможностей, отлет же бывает слишком скорым, а то и неожиданным. Около месяца велась подготовка: узнали, на какую стоянку выруливает обычно самолет, доставивший Щербаня, каковы процедура встречи, система охраны важного лица, сколько времени проходит от захода самолета на посадку до подачи трапа и т. п. Основные роли были отведены Вадиму Болотских, Геннадию Зангелиди и Валерию Пушнякову.

Москвич как самый умный, выдержанный и опытный стрелок был лидером среди исполнителей. На нем лежала подготовка плана ликвидации — действий непосредственно на летном поле, он лично должен был застрелить Щербаня, организовать подход к объекту, быстрый отход с места преступления.

Зангелиди — боевик решительный, сильный и дерзкий — должен был прикрыть основного стрелка, отсечь все помехи для исполнения важной ликвидации, нагнать страху и предотвратить возможную погоню. Пух был прекрасным водителем, отлично разбирался в автомобилях (неслучайно его основной криминальной специальностью до вступления в банду были кражи автомобилей и их продажа). На нем лежало автотехническое обеспечение операции — заезд на летное поле с оружием, подбор стрелков и мгновенная доставка их к автомобилям отхода.

Всего в операции "Ликвидация в аэропорту" было задействовано свыше 15 бандитов: кроме трех исполнителей на летном поле, несколько наблюдателей, водителей на автомобилях, "сторожей—экипировщиков" (передали основным действующим лицам заранее приготовленные форменные костюмы авиатехников, подогнали в нужное время к нужному месту велосипеды, на которых стрелки пересекли летное поле, загрузили в автомобиль Пушнякова заранее подготовленное и проверенное огнестрельное оружие и т. п.).

Болотских со товарищи трижды выезжали в аэропорт, где изучили схему и особенности охраны летного поля и других объектов, пути проникновения и отхода с территории аэропорта. Уходить решили через ворота — дальние от здания аэровокзала и близкие к спецподразделению милиции.

Москвич точно рассчитал, что спецподразделение просто не успеют оповестить и поднять по тревоге на преследование и поиск нападавших — пока это произойдет, они будут уже далеко. В итоге Вадим составил схему аэропорта, обозначил на ней расстановку участников нападения, способы, места и пути их проникновения на объект и отхода с места преступления, рассчитал время операции.

Потом началась отработка намеченного, своеобразные репетиции. Они длились около месяца. Пушняков в форме капитана милиции дважды заезжал на белом 99—м "жигуленке" на территорию аэропорта через ворота грузового терминала, Болотских и Зангелиди отработали проникновение на летное поле в костюмах авиатехников и на велосипедах. Запаслись, естественно, необходимым огнестрельным оружием, автомобилями, портативными рациями, мобильными телефонами, другим оснащением. Об этом позаботились Кушнир и Рябин. Особое внимание уделили средствам связи — они, как и оружие, не должны были подвести. "У нас были скрытые микрофоны и наушники, импортные миниатюрные рации, у других участников — мобильные телефоны, — давал показания Болотских. — О любом изменении обстановки и корректировки плана мы тут же сообщали друг другу".

Автомобиль, на котором разъезжал Пушняков, был похищен еще в июле 1995—го и больше года находился в отстое. Госномера, установленные на нем, Пушняков снял с другого автомобиля в Мариуполе, незадолго до акции в аэропорту.

Словом, продумано и подготовлено все было заранее и всесторонне. Слишком велики были ставки, интересы слишком высокопоставленных лиц и преступных авторитетов были поставлены на карту. Но это вовсе не значит, что сама акция прошла без сучка и задоринки. Очень уж сложной и рискованной была схема ликвидации, слишком много людей и обстоятельств были включены в нее. А сложная конструкция, детали которой не устойчивы и не надежны, понятное дело, может не сложиться, разрушиться.

Начнем с того, что покушение на Е. Щербаня З ноября было третьей попыткой ликвидации неугодного человека. Первые две попросту сорвались. Однажды, по словам В. Болотских, боевики опоздали в аэропорт, второй раз Щербаня в прибывшем самолете не оказалось. Так что две неудачные попытки тоже стали для участников операции "Ликвидация" своего рода репетициями, вводными для проверки боевой готовности.[1]

День убийства

Щербань убийство.jpg
3 ноября учли, казалось бы, все предыдущие ошибки — Щербаня и самолет, что ушел за ним, бандиты вели неотступно. Но тоже не обошлось без накладок. ЯК—40 приземлился и вырулил не на ту стоянку, где становился обычно. Поэтому стрелкам пришлось несколько изменить тактику: велосипеды они оставили на углу здания аэровокзала и дальше к самолету шли пешком — велика оказалась открытая площадка, которую предстояло преодолеть, и двое на велосипедах могли броситься в глаза.

Пушняков на белых "жигулях" беспрепятственно преодолел пост вохровца, но неожиданная преграда возникла перед ним уже на территории аэропорта. Пух у здания аэровокзала ожидал самолета из Москвы. Но за 5 минут до его приземления выезд "жигулям" блокировал "икарус" — такими перевозят пассажиров на посадку к трапу самолета.

Водитель припарковала свой автобус перед невесть откуда взявшейся легковушкой и пошла по своим делам в здание аэровокзала. Понятно, что "капитан" в "жигулях" сразу занервничал. Он начал сигналить, приоткрыл дверь, а когда женщина обернулась — взмахом руки показал, чтоб она отъехала.

Водитель подчинилась жесту сотрудника милиции — отогнала автобус в сторону. А могла бы и не обратить внимания, замешкаться... В это время ЯК—40 со Щербанем как раз опустился на посадочную полосу.

В то утро Евгений Щербань с женой Надеждой Никитиной и сыном Русланом должны были возвратиться в Донецк из Москвы, где участвовали в пышном праздновании серебряной свадьбы Иосифа Давыдовича Кобзона. ЯК–40 "Донецких авиалиний" вылетел за ними из нашего города в 6:45. В Донецке возвращения Е. Щербаня ожидали не только его личный водитель и помощники - те, кому в таких случаях положено встречать могущественного шефа. На съемной частной квартире телефонного звонка ожидали Вадим Болотских, Геннадий Зангелиди, прибывший из Владикавказа, дончане Андрей Акулов и Игорь Филипенко — основные боевики Магомета Алиева и Евгения Кушнира. У них было все продумано и готово для проведения смертоносной акции — требовался лишь сигнал к ее началу.

Мобильник зазвонил в начале одиннадцатого. Толик "Рябой" (Рябин) сообщил, что пора выдвигаться, "Николай Николаевич" уже в пути. Уже после операции Болотских узнал, что Рябину позвонили из Москвы и сообщили, что ЯК—40 выруливает на взлет и Щербань - на борту. Ближе к приземлению авиалайнера и появлению намеченной жертвы участники акции, согласно плану, постепенно занимали свои места: наблюдатели — в здании аэровокзала, три водителя на "автомобилях отхода" — ближе к определенным заранее точкам. Но главные роли были отведены трем непосредственным исполнителям ликвидации. Болотских — основной стрелок, должен был лично ликвидировать Щербаня. Зангелиди — стрелок—"чистильщик". его задача - "вычислить" охранников, пресечь их попытки помешать основному стрелку. Луганчанин Валерий Пушняков ("Пух") выполнял роль "доставщика и подборщика". Он должен был на автомобиле провезти на летное поле оружие и передать его стрелкам, а по окончании акции подобрать двух ее основных исполнителей и доставить к автомобилям отхода.

"Пух" в тот день дважды заезжал на территорию аэропорта. Первый раз, в 11:05, заезд был разведывательным. Пушняков, как намечалось, в форме капитана милиции, предъявил вохровцу какое–то удостоверение - и тот легко пропустил его белый ВАЗ-21099. "Через мой пост сотрудники милиции часто ездят на работу, я их пропускаю", - позже объяснил охранник следователю. Нарушение заключалось в том, что "капитан" не предъявил пропуск, дающий право въезда на режимный объект. Убедившись, что проезд, как и прежде, беспрепятственный, Пушняков через 10 минут покинул территорию аэропорта и заехал сюда снова в 11:35. Уже с оружием. На этот раз бандит въезжал как свой, примелькавшийся, и, понятное дело, никаких документов вообще не предъявлял...

В 12 часов ЯК-40 из Москвы зашел на посадку в аэропорту Донецка, об этом Пуху немедленно сообщил наблюдатель из здания аэровокзала. Пушняков тут же передал по рации команду Болотских: "Приступать!" Вадим и Зангелиди облачились в заранее приготовленные форменные костюмы авиатехников, перелезли через забор и на ожидавших их велосипедах доехали до здания аэропорта. Здесь, на углу, оставили велосипеды и двинулись к "жигулям" Пушнякова за оружием. Каждый взял по пистолету-пулемету "аграм-2000" (хорватское производство) и по родному пистолету ТТ. Оружие спрятали в глубоких карманах форменных брюк и курток и направились к самолету. ЯК-40 остановился не совсем там, где ожидали бандиты, поэтому путь к нему занял больше времени. Пассажиры уже спустились по трапу - стояли возле красного "шевроле" президента международной корпорации "Атон" (эту должность Щербань занимал до избрания нардепом). Багажник был открыт, в него грузили чемоданы и сумки.

"Щербаня я хорошо знал по фотографии — ее не раз демонстрировали Кушнир и Рябин, — давал показания Болотских. — Знакомый по фото бизнесмен стоял возле правого заднего крыла автомобиля, рядом с ним находились два человека. Я сделал вид, что направляюсь к самолету, но неподалеку от Щербаня остановился, опустил руку в карман и взвел курок ТТ. После этого я повернулся к Щербаню и сделал шаг в его сторону. В это время мне навстречу пошел высокий мужчина. Тогда я вытащил пистолет и направил на него. Тот увернулся и отшатнулся в сторону, потом упал на бетонку лицом вниз... Метров с трех я выстрелил Щербаню в голову, он упал. Стрелял сзади, в затылок. Я наклонился над упавшим, чтоб произвести контрольный выстрел в сердце. Но почувствовал, как обожгло под левой лопаткой — это меня ранил Геннадий. Он стоял на трапе самолета и вел из пистолета—пулемета бесприцельный, беспорядочный огонь по окружающим - три его пули достались мне. Я упал. Когда у Гены закончились патроны и я попытался встать, опираясь на левую руку, то не смог. А встал с помощью правой руки".

Заметим, что Болотских неслучайно стрелял Щербаню в затылок. Так ему было проще, чем лицом к лицу: "объект" не пытался спастись, уклониться от пули. И, что немаловажно, киллер не видел глаз своей жертвы: наверное, эти, предсмертные, взгляды помнятся долго, а может, и снятся всю жизнь стрелкам–убийцам.

Зангелиди в ходе ликвидации Щербаня вполне оправдал свою кличку "Зверь". Он палил из пистолета-пулемета без разбора. сея вокруг ужас и смерть. Это он убил наповал авиатехника Анатолия Гапиича, смертельно ранил Надежду Никитину и бортмеханика Виктора Шеина, тяжело ранил сотрудника таможни.

Раненый в ходе покушения на Щербаня таможенник рассказывал следователю, как, двигаясь к самолету, метрах в 20-25 от него услышал частые выстрелы и увидел, как по бетонке скачут пули. Они, словно крупные свинцовые градины, хлестали по камням, рикошетя и разлетаясь во все стороны. Одна из этих "градин" ударила таможеннику в ногу и он рухнул наземь. Жертв могло быть и больше, но кто-то укрылся под бронированным автомобилем, кто-то - за лестницей в здании аэровокзала, когда Зверь при отходе выпустил в его сторону устрашающую очередь из автомата Калашникова.

...Еще лежа на бетонных плитах летного поля раненый Болотских передал по рации команду Пуху: подъехать к ним поближе — пора отходить. Белые "жигули" притормозили в метрах в 30 от ЯКа—40. Очевидцы отмечают, что к автомобилю от самолета бежали двое мужчин в синей форме авиатехников. Бежали медленно и тяжело, что объяснимо, учитывая ранение Болотских.

Москвич расположился на переднем сидении, рядом с водителем, Зангелиди, как и договаривались, сзади. Зверь успокоился, видимо, посчитав свою миссию законченной. Но Вадим напомнил ему о необходимости действовать согласно намеченному плана. Сзади лежали автомат Калашникова и гранаты - на случай боя при отрыве от погони. Погоня пока не просматривалась, но дабы исключить возможное преследование, продемонстрировать, что бандиты настроены решительно и не сложили оружие, Зверь выпустил длинную очередь в сторону аэровокзала из "калаша", разбив при этом заднее стекло "жигулей". Пули просвистели над головами людей, находящихся на крыльце здания. Все они заскочили в аэровокзал и укрылись за лестницей.

Щербань убийство 2.jpg
Белая "девятка" промчалась по заранее намеченному маршруту — к воротам у дальнего конца аэропорта. Недалеко от этих ворот — база милицейского оперподразделения "Беркут". Но поскольку все было сделано неожиданно и молниеносно, преступники полагали, что спецподразделение не успеет отреагировать. И не ошиблись.

Так как Болотских был серьезно ранен, теряя кровь и силы, он попросил Пуха подогнать автомобиль вплотную к воротам (вначале планировали бросить его в 20—30 метрах от забора и поджечь). Москвич достал обойму из пистолета и выбросил его. Затем взобрался на капот автомобиля, оттуда - на его крышу и с трудом перевалился через забор. За ним легко последовал Зангелиди, потом — Пушняков, который предварительно облил бензином и поджег "жигули", в салоне которых оставили орудия убийств.

Зверь все—таки прихватил с собой автомат. Впереди налетчиков, метрах в 30, шел мужчина и Зангелиди предложил его убить - нежелательный свидетель. Но Болотских запретил сообщнику это делать — зачем им лишние трупы? Форму авиатехников и капитана милиции сняли в кустах — один из членов группировки увез одежду и сжег. Все трое сели в разные автомобили, Болотских в тот, за рулем которого был Андрей Акулов. В салоне Москвич почувствовал слабость — потерял много крови. Но оставался в сознании.

Преступников пытались преследовать. Услышав выстрелы и немного сориентировавшись в обстановке, в погоню бросились дежурный по аэровокзалу милиционер, сотрудник ППС и инспектор по досмотру. Но после они нашли автомобиль для выезда, определились, куда умчались преступники, обнаружили в дальнем конце аэропорта их белые "жигули", последние уже горели и подле никого не было. Здесь расчет бандитов оправдался...

Но главные "проколы" допустил, конечно же, Зангелиди. Мало того, что из—за его отступления от первоначального плана - неоправданной жестокости и беспорядочной стрельбе на поражение случились три никому не нужные гибели, поднялся излишний шум, так еще и был серьезно ранен основной стрелок. А это вообще поставило благоприятный исход всей операции под угрозу.

Вот что по этому поводу пишет "Дело и Право" в материале "От первого лица". "В воскресенье, 3 ноября, Анатолий Рябин был на ногах с раннего утра. Он находился в Киеве, но поддерживал постоянную связь по мобильнику с Донецком.

Несколько раз созванивался с Евгением Кушниром — говорили, в основном, о самочувствии и передвижениях "Николая Николаевича" (так, шифровано, называли между собой Евгения Щербаня). Об их разговорах свидетельствовали киевские знакомые Рябина, с которыми он общался в то воскресное утро, в присутствии которых отвечал на звонки и звонил по мобильному телефону. А ближе к полудню заспешил в Донецк — сразу выехал на своем автомобиле.

Рябин был уже в дороге, когда ему позвонил приятель из Киева и поинтересовался: в курсе ли он событий, происшедших в Донецком аэропорту? Анатолий ответил, что в курсе, и по этому вопросу ему нужно срочно в Донецк. Он сообщил, что уже в районе Полтавы и скоро выходит из зоны действия мобильной связи. Но успел добавить: "У нас тяжелый случай". Знакомый вскоре понял, что речь идет о ранении одного из участников убийства Щербаня. А потом узнал, что ранен "Вадик Москвич".

...Первые 12—15 минут после ранения Болотских еще, видимо, в горячке двигался, координировал действия других участников операции, руководил отходом с места преступления. Но уже за территорией аэропорта, в "жигулях" под управлением Акулова, почувствовал, что потерял много крови, а оттого ослабел. Удерживать сознание, не отключаться стоило Москвичу немалых волевых усилий. Раненого Болотских привезли в тот же дом, откуда они с Зангелиди, Акуловым и Филипенко около 11 часов "выдвинулись на дело" в аэропорт. Меньше трех часов прошло, а сколько всего случилось!

Вадима уложили на диван, сняли одежду, пропитавшуюся кровью, кое-как перевязали. Раны саднили, кровотечение не прекращалось, постоянно хотелось пить. Вадим не заметил, как впал в полудрему. Приезжал Рябин. Взглянул на обессиленного Москвича и опять исчез. Возвратился часа через два со знакомым хирургом. Тот осмотрел пострадавшего - на теле у него было четыре огнестрельные раны. Одна пуля пробила левую лопатку и вышла на шее, вторая — запястье, третья — левое плечо. Хирург сказал, что нужна операция.

Понятно, что пострадавшего в резонансном преступлении члена банды в больницу везти было нельзя, поэтому прооперировали Москвича прямо в частном доме. Бытует мнение, что с киллерами особо не церемонятся, раненых — добивают, и вообще организаторы убийств стараются избавиться от их исполнителей, как от нежелательных носителей информации.

С другой стороны, и это не раз подчеркивали специалисты из подразделений по борьбе с организованной преступностью, наемных убийц, умело справляющихся с порученным, способных не только нажать в нужный момент на курок, но и подготовить все необходимое для ликвидации, разработать ее план, берегут. Такие кадры на дороге не валяются и в учебных заведениях их не готовят. А потому квалифицированными киллерами дорожат — в определенные моменты без них не обойтись.[1]

Киллер Болотских

Справка: Вадим Болотских, он же Вадик «Москвич», считался специалистом по разного рода диверсионным мероприятиям. Он проучился чуть больше года в милицейской «вышке» по антитеррористическому профилю , затем не сошелся характерами с руководством и был отчислен. Ушел в армию, охранял зеков. После армии год проработал в охране какого-то московского кооператива, затем следы его потерялись. Выплыл он уже в качестве главного специалиста по всякого рода диверсионным мероприятиям уже во время великой криминальной войны в Донбассе. Болотских считался человеком некоего «Синяка» по фамилии Синякин - авторитета из Москвы, занимающегося торговлей оружием под колпаком спецслужб…[3]
Болотских
Болотских по праву считался лучшим тактиком, самым подготовленным к организации и осуществлению ликвидации в группировке Кушнира—Рябина-Алиева. И по характеру, и по жизненному опыту он как нельзя лучше подходил для действий в экстремальных ситуациях. Два с половиной года проучился в Новосибирском высшем военно-командном училище МВД СССР, служил во внутренних войсках МВД России, охранял заключенных в ИТК. Пользовался авторитетом и уважением в криминальных кругах Москвы, где жил с начала 90-х до мая 2000 года (явка в СБУ в г. Киеве). Суть его характера и личностных качеств переданы в заключении судебно-психологической экспертизы. Москвич активен, вынослив, решителен, имеет высокую работоспособность, успешно адаптируется к быстро меняющимся условиям. Он избирателен в контактах, рационален в словах и поступках, склонен не раскрываться полностью в общении, хорошо контролирует внешнее проявление чувств. Понятно, что на такого можно положиться в самой сложной ситуации, замену ему подыскать не просто. Вот почему Рябин и Кушнир сделали все возможное, чтобы вылечить и выходить одного из основных своих бойцов.

По ходатайству обвинения перед Луганским апелляционным судом предстали двое медиков, которые (шесть лет назад!) оказывали медицинскую помощь обвиняемому Болотских. В целях безопасности судья позволил этим свидетелям не называть своих полных анкетных данных. Один из них - лечащий врач донецкой больницы, другой — хирург.

"Если бы ему тогда не была оказана срочная медицинская помощь, — пояснял врач, — опознавший в зале суда своего пациента, — то пострадавший не выжил бы. У него оказалась острая травма — рваная рана грудной клетки. Нам объяснили, что это случилось на охоте".

Отвечая на вопросы прокурора Владимира Гузыря, хирург признался, что к нему в больницу в тот злополучный день явился гонец. Как оказалось, от Кушнира. Последний был ему знаком как предприниматель.

— Вы знали, что не имели права оказывать медицинскую помощь при наличии огнестрельных ран, не поставив в известность правоохранительные органы? — сурово спрашивал прокурор.

— Нас предупредили, чтобы мы молчали, и привели туда фактически силой.

— Вы получили денежное вознаграждение?

— Да, — ответил лечащий врач, ассистировавший хирургу.

— Но позвольте мне сумму не называть.

— Я от вознаграждения отказался, — заверил хирург. Как впоследствии пояснила председательствующая судья Галина Каныгина, против врачей уголовное дело не возбуждено. Две недели понадобилось Вадиму, чтобы хоть немного придти в себя: начать ходить, быть способным на неблизкое путешествие. 18 ноября Болотских с Магомедом Алиевым отбыли на самолете в Москву и там, с 25 ноября, раненый киллер продолжил лечение в Мединцентре. Он почти месяц находился в стационаре хирургического отделения с диагнозом, свидетельствующим, что все его воспаления и осложнения произошли из—за огнестрельных ранений. Причем причинены они меньше месяца назад. Но, как видно, эти факты не насторожили московских правоохранителей, выяснять, где и кто ранил -"Вадика Москвича", они не стали.

Впрочем, прибыл Болотских в Москву не прямо из Донецка (не хватало еще вылетать из того аэропорта, где он две недели назад совершил убийство на глазах у многих и вполне мог быть опознан!). Ехали Москвич и Мага через второй опорный для банды город — Луганск.

Рябин и Алиев повели пострадавшего, но четко справившегося с порученной миссией Болотских в крупный луганский супермаркет. Там московского гостя экипировали с головы до ног. Ему купили приличные пальто, костюм, туфли, рубашку, галстук и брючный ремень. Ну, еще билет на самолет до Москвы, где Мага дал ему, как обычно после акции, 500 или 700 долларов. А чуть позже — еще 5 тысяч "зеленых". Вот, по утверждению Болотских, и весь гонорар, который он получил за ликвидацию Евгения Щербаня.

Хотя такие низкие ставки за выполнение столь ответственных убийств или же их подготовку вызывают большие сомнения. Просто не понятно: за счет чего бы Болотских жил в Москве, годами официально не работая. Ведь Москва — один из самых дорогих городов мира, и за $500 там и квартиру хорошую на месяц не снимешь. Ну да ладно, поверим Москвичу, что он работал "не ради денег, а исключительно по просьбе очень уважаемого им московского шефа и его донецких друзей"[1]

Материалы уголовного дела

Эпизод 8-1.png
Эпизод 8-2.png
Эпизод 8-3.png

[4]

Кто заказал Лидера

Петр Дорфман, бывший референт-консультант ныне покойного народного депутата Украины Евгения Щербаня, в своем интервью корреспонденту газеты «Взгляд» рассказал, что перед убийством Евгения Щербаня у него состоялась беседа и «…зашла речь о том, не попытаются ли недруги начать уничтожать лидеров, в которых они почувствовали опасных конкурентов. Щербань ответил, что у него врагов в бизнесе нет…, а вот политики… и если когда-нибудь меня убьют, то это будет чисто политическое убийство…».

3 ноября 1996 года Евгений Щербань был цинично расстрелян в аэропорту Донецка. Вместе со своей семьей он возвращался с Москвы, где отмечал юбилей Иосифа Кобзона. Сойдя с трапа, донецкий бизнесмен увидел перед собою пистолет, и получил пулю в лицо. Из автомата Калашникова расстреляли его жену и спутников. Двое киллеров с места преступления скрылись, оставив на взлетной полосе несколько трупов и смертельно раненного бортмеханика.

Исполнение этого дерзкого убийства приписивают пресловутой банде Кушнира. За год до этого те же лица организовали взрыв на донецком стадионе «Шахтер». В результате него ушел из жизни Ахать Брагин, компаньон Евгения Щербаня по бизнесу. В 1995 году они вдвоем основали «Индустриальный Союз Донбасса» и даже планировали в грядущем успешный поход «донецких» на Киев. Именно этого очень боялся еще не окрепший при власти Леонид Кучма, непревзойденный мастер политических интриг и междусобойчиков. Кучму серьезно пугал самодостаточный Донецк. Покойный Евгений Щербань на тот момент преуспел во многом. В свои 50-т лет он мог похвастаться транснациональной корпорацией «Атон», концерном «ИСД», первой независимой газетой «День» и вообще большой политической перспективой. Народный депутат активно отстаивал в парламенте экономические интересы своего края и был его реальным Лидером. Видимо по этому его и пригласил к себе в советники премьер-министр Павел Лазаренко (по версии генпрокуратуры эпохи Кучмы его же (Щербаня) убийца).[5]

Версии о заказчиках убийства

Невозврат кредита или месть за убийство Брагина

21 мая 2002 года апелляционный суд Луганской области начал рассмотрение уголовного дела, среди эпизодов которого — убийства Вадима Гетьмана и Евгения Щербаня. Обвиняемыми по делу проходят восемь человек — члены донецкой преступной группировки. 
Дело состоит из 162 томов. Максимальный срок наказания по вмененным статьям Уголовного кодекса — пожизненное заключение. Пострадавшими признаны 72 человека. 
Убийство Евгения Щербаня — одно из первых в Украине громких заказных убийств крупных бизнесменов. Евгений Щербань возглавлял транснациональную корпорацию «Атон», был народным депутатом и советником премьера. По одной версии, покушались на богатство «Атона» (в 1993 г. он получил и не вернул 50 млн долларов из американской кредитной линии). По другой — это была месть за взрыв на стадионе «Шахтер» (убийство спортивного мецената Брагина и его охраны).[6]

Справка: Пол Тейтум - Евгений Щербань
  • 3 ноября 1996 года в подземном переходе у Киевского вокзала прозвучала автоматная очередь. Убили американца Пола Тейтума. Человека, который всегда говорил о себе как о пионере западных инвестиций в Россию. И общественность подобный имидж его принимала. Этой смертью практически завершился скандал, более пяти лет длившийся вокруг гостиницы "Рэдиссон-Славянская" - первого российского СП.
  • В 1985 году Россию посетила делегация Оклахомской Торговой Палаты. В ее составе был ничем не примечательный человек по имени Пол Тейтум. Скромный сборщик денег для республиканской партии штата Оклахома, он приехал в Россию с опытом работы на первую президентскую компанию Рональда Рейгана, недавно потерянным миллионом долларов, несколькими мелкими судебными исками, возбужденными кредиторами в родном штате, и талантом делать деньги из воздуха.
  • В 1987 году у него была собственная фирма Americom Buisiness Centers, где он владел контрольным пакетом.
  • В 1989-м появились и партнеры: Americom слился с компанией Apollo Aquisition, которую возглавляли -- Халдеман, руководивший штатом Белого Дома при Ричарде Никсоне (что-то вроде главы экс-президентской администрации), бизнесмен-международник Берни Ром и Роберт Шмидт, ставший потом заместителем председателя Института по контролю информации. Реализовать план создания грандиозного Делового центра в родной Оклахоме Тейтуму возможности не представилось из-за разразившегося в середине 80-х банковского кризиса.

Деловой центр решено было организовывать в России. О чем 7 апреля 1989 года и был подписан первый протокол о намерениях между Госкоминтуристом СССР и американской стороной. Центр решено было делать на базе гостиницы "Славянская". Американской стороне оставалось найти только партнера, имевшего опыт в эксплуатации гостиниц.



...Евгения Щербаня расстреляли в донецком аэропорту за несколько часов до смерти американца. Прилетел Щербань чартерным рейсом из Москвы с серебряной свадьбы Иосифа Кобзона, которая, кстати, гуляла в гостинице "Рэдиссон-Славянская". Там Тейтум и Щербань виделись в последний раз.

Отношения были настолько доверительные, что Щербань перечислил со своей украинской фирмы в стокгольмский международный арбитражный суд 600 тыс. крон в качестве оплаты пошлины за иск Тейтума к руководству СП "Интурист РадАмер - гостиница и деловой центр".

Познакомились они в 1992 году. Щербань тогда был заместителем директора украинского концерна "Атон", который возглавлял бывший лидер либеральной партии Украины и советник премьер-министра Украины Игорь Маркулов.

Не без помощи Тейтума американские банки дали "Атону" кредит в $50 млн под гарантию украинского правительства. Деньги возвращены не были, долг погашало правительство. Возбудили уголовное дело, Маркулов скрылся, а Щербань унаследовал его должность.

Министерство юстиции США

Федеральное бюро расследований

20535, Федеральный округ Колумбия, г. Вашингтон

17 декабря 1996 г.

Убийство неустановленными лицами гражданина США Пола Эдварда Тейтума

3 ноября 1996 г. в г. Mocкве[7]

Банда Кушнира

Справка: Согласно материалам обвинительного заключения, оглашенным в зале Луганского апелляционного суда (и факты эти в основном подтвердились в ходе судебного рассмотрения эпизода с убийствами в Донецком аэропорту), дело было так. Осенью 1996 года, в сентябре или октябре, в Москве встретились Мага (Магомед Алиев), Болотских и Синякин (шеф Болотских, московский авторитет). И жители российской столицы высказали Маге претензии: вот, мол, число ликвидированных по просьбе Кушнира, Рябина и самого Маги людей растет, а желаемого благополучия и финансового благосостояния для организаторов л участников ликвидации все не наступает

Такие разговоры между "своими" возникали не в первый раз. Райские кущи, обещанные теми, кто вел их или посылал на преступления, пока лишь щедро обещались, а расплачиваться за совершенное не спешили. Вскоре после этих разговоров Москвича снова пригласили в Донецк. Кушнир, Рябин и Алиев предложили ему новую ответственную работу. Требовалось ликвидировать одного из крупных коммерсантов Донбасса по фамилии Щербань.

То ли оттого, что прошлые ликвидации ничего существенного не принесли Москвичу кроме хлопот (а Щербань был пятой жертвой в Донецке, помочь убрать которую просили Болотских), то ли потому, что предстоящая акция изначально виделась очень сложной в исполнении, но необходимость "сделать это" Кушнир и Рябин обосновали с особой тщательностью.

Справка: На сходке, где собрали всех членов банды, которых планировали привлечь к ответственной ликвидации, Кушнир сказал об объекте покушения следующее.

Щербань - непорядочный человек, т. к. свои миллионы нажил за счет разорения других. В частности, он задолжал самому Кушниру крупную сумму. А, главное, пользуясь своими связями в высших правительственных кругах, Щербань мешал развитию коммерческой деятельности Рябина, Кушнира и Алиева. После убийства Щербаня на его место, по словам организаторов ликвидации, встанет человек Кушнира и Рябина, который должен будет войти в правительство Украины, а люди, которые ему помогли придти к власти, будут иметь значительные доходы, используя бюджетные средства.

И, вообще, после этой ликвидации тройка лидеров банды будет чуть ли не руководить экономическим развитием Донецкого региона

Так понял высказывания Кушнира на сходке Болотских. И он, и другая молодая братва поверила радужным перспективам, нарисованным 38—летним Евгением Борисовичем. Правда, лично Москвичу, по его словам, конкретное вознаграждение за убийство Щербаня не предлагалось. Но он считал, что если Кушнир, Рябин и Алиев улучшат свое материальное благосостояние, то они станут помогать материально и ему, Болотских. Именно такие "робингудские" показания дал Москвич на суде.

В общем, снова члены бандитской группировки дружно поверили в то, что очередное убийство откроет их главарям новые возможности в легальном бизнесе, а им принесет деньги и перспективы материального благополучия.

Но для этого нужно хорошо и надежно провести операцию по ликвидации. А это было практически единственное, что большинство бандитов научилось делать надежно и хорошо. Все были озабочены и окрылены участием в будущем громком и непростом деле.

Считали, что это большая удача и серьезное доверие. Валерий Пушняков уже после покушения хвастал своим луганским приятелям, что "попал в Донецке на большую работу". Словом, коллектив проникся сознанием общей ответственности и сплотился во имя единой цели.[1] Некоторые подробности о бандгруппировке Кушнира, всплывающие (еще до начала судебного процесса), не укладываются в рамки предложенной следствием версии.

Разговоры, вызванные заявлением Генпрокуратуры Украины о передаче в суд дела Щербаня - Гетьмана, сосредоточены, в основном, вокруг фигуры главного «злодея на все случаи жизни» Павла Лазаренко, который обвиняется в заказе кровавых убийств Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана. Следуя неписаной отечественной традиции, царицей всех доказательств выступает не чистосердечное признание, а официальная версия, выдвинутая Генпрокуратурой. Между тем заслуживают внимания многие неофициальные версии...[8]

Справка: В середине 90-х между бандитской группировкой Евгения Кушнира и легендарным донецким предпринимателем, президентом ФК «Шахтер» Ахатем Брагиным, известным также под прозвищем Алик Грек.

Первые попытки покушения на жизнь Брагина в регионе отдавали не просто дилетантством, а даже некоторой театральной нарочитостью. 19 марта 1994 г. на даче последнего министра углепрома СССР Щадова в Песках по Брагину внезапно открывают беспорядочный автоматный огонь с большого расстояния. Погибают два охранника. Самому Алику, по легенде, удается укрыться в металлической голубятне.

8 мая 1994 г. по кортежу джипов Брагина, выползающему на малой скорости из двора на бульваре Шахтостроителей, бьют... из гранатометов и тяжелого пулемета. Но все живы, лишь какой-то бедолага, вышедший из дома напротив выбросить мусор, попадает под шальную пулю (погибшего Брагин хоронит за свой счет с трогательной щедростью).

Видимо, придя в себя, Брагин делает адекватные ответные шаги. В разных концах Донбасса средь бела дня погибают уголовные «пацаны», которых позже будут идентифицировать как подчиненных Кушнира. Милиции остается составлять протоколы и фотографировать изуродованные трупы. Позже рождается достаточно удобная официальная версия, что, мол, сами бандиты убирают «засветившихся» киллеров.

Правильно предвидя конечный результат этой кровавой игры, Кушнир и несколько его подельников в том же 1994 г. срочно эмигрируют на ПМЖ в Израиль. За оставшимися его боевиками смерть ходит буквально по пятам, так что за считанные недели, как признавал начальник Главного управления УБОП МВД Украины Николай Джига, от банды остались только периферийный «филиал» в Луганской области и черная слава. Как можно было при таких условиях — да еще руководя операциями из-за моря — совершить вскоре ряд дерзких убийств, от которых содрогнулась вся Украина, об этом сегодня знают только Генпрокуратура и специальная группа следователей МВД и СБУ [8]

Вспоминать события, связанные с Аликом Греком, в контексте дела Щербаня—Гетьмана уместно по трем причинам.

  • Во-первых, именно Брагин вместе с Щербанем в 1995 г. инициировал создание мощного ныне Индустриального союза Донбасса (ИСД), рождение которого, по свидетельствам некоторых источников, сопровождалось серьезными криминальными разборками.
  • Во-вторых, высокие должностные лица, в частности тот же заместитель Генерального прокурора Николай Обиход, неоднократно заявляли о связи дел Щербаня и Брагина. Поэтому на судебном процессе неоспоримо должно прозвучать также имя первого «директора Донбасса». А главное — стоит сравнить уровень выполнения «заказов» до гибели Брагина (по официальной версии, якобы убитого людьми Кушнира) и после нее.
Справка: *15 октября 1995 г. на центральном донецком стадионе погибает президент ФК «Шахтер» Ахать Брагин (донецкого миллионера опознали только по фрагменту руки с часами Rolex, украшенными драгоценными камнями). Но не пострадал ни один из 30 тысяч болельщиков, собравшихся на трибунах посмотреть матч. Исполнители не найдены до сих пор.
  • 28 марта 1996 г. в Киеве перед дверью офиса погибает от выстрелов из двух пистолетов донетчанин, газовый трейдер Александр Шведченко. Никто не задержан. 6 мая 1996 г. в самом центре Донецка киллеры в упор расстреливают президента АО «Данко», еще одного учредителя Индустриального союза Донбасса Александра Момота. Во дворе не темно, множество свидетелей, но даже составить компьютерный «робот» преступников не удается.
  • 3 ноября 1996 г. — убийство Евгения Щербаня. Авторитетные эксперты по региону (пожелавшие, в силу понятных причин, остаться неназванными) утверждают, что в убийстве прослеживается почерк профессионалов, которых в свое время в соответствующих подразделениях специальных служб СССР насчитывалось, может быть, десять—двадцать. Главный вывод: «пацанам» с донецкой Ганзовки, по мнению независимых наблюдателей, проделать все это было бы просто не под силу. Как и их вожаку, в то время уже гражданину далекого Израиля, Евгению Кушниру...[8]


Как написано выше, банда Кушнира с интервалом в год «отстреляла» Ахатя Брагина и Евгения Щербаня, людей стоявших поперек дороги неизвестного влиятельного «донецкого». В 1998 году Кушнир погиб при невыясненных обстоятельствах. Не по своей воле ушли из жизни и другие причастные к убийству семьи Щербаня лица – Анатолий Рябин, Геннадий Зангелиди, Александр Мильченко (он же «Матрос»).

Александр Мильченко, согласно версии ГПУ времен усмирения Донбасса был назначен одним из заказчиков устранения Евгения Щербаня. Мильченко стал своеобразным мостиком к переходу от уголовного процесса к политическому. «Матрос» помог родить версию о «причастности» к упомянутому выше убийству первейшего врага Леонида Данилыча – Павла Лазаренко. Согласно этой версии Лазаренко через своего советника Петра Кириченко установил контакт с Мильченко. В 1995 году. Под предлогом того, что Мильченко располагал информацией о смертельной опасности в отношении Юлии Тимошенко. При встрече «Матрос» подтвердил информацию о покушении на Тимошенко, в связи с чем Лазаренко предложил заплатить ценному информатору 3 млн. долларов из средств своих и Тимошенко. Разбирались по этому эпизоду американские следователи, допрашивали у себя в Штатах Кириченко Петра, но ничего преступного не узрели. Украинские пинкертоны, напротив, крепко зацепились за него и сумели, выкрутить финансовые перечисления компании «Орфин С.А.» (принадлежала Петру Кириченко) в Еврофедбанк Лтд. (Антигуа и Барбуда) на счет Мильченко А.Ф. №120512 в этом банке 20 мая и 10 сентября 1997 года соответственно 500 тыс. и 797 тыс. долларов США и на счет №124154 жены Мильченко – Снитко Н.А. 26 февраля 1998 года в размере 850 тыс. долларов США в «счет за убийство Щербаня».

В приговоре Аппеляционного суда Луганской области от 16 апреля 2003 года прямо констатировано:

«...Оплата выполнения заказа на убийство Щербаня Е.А. через банковские счета, распорядителем которых являлся Кириченко П.Н. подтверждается банковскими документами, полученными в порядке международной правовой помощи по ходатайству Генеральной прокуратуры Украины из Антигуа и Барбуда...».

Расчет за «устранение Щербаня» был похоже на условиях кредита с отсрочкой в несколько лет. Далее сплошная жесть. Со слов свидетеля Дзюбы Н.В. в конце 1997 года он встретился в Киеве со своим знакомым Кушниром, который сказал, что собирается лететь в Москву, а оттуда за границу – к Лазаренко. В Москве выпивший «предводитель киллеров» Кушнир доверительно рассказывает Дзюбе о том, что Лазаренко познакомил его с Мильченко («Матросом»), и что Лазаренко ему многим обязан – в свое время Лазаренко обратился к Мильченко с просьбой убрать Щербаня и это было сделано... Позже Дзюба увидел у Кушнира много американских купюр, Кушнир опять хвалился что встречался с Лазоренко и Кириченко...

Ловушка захлопнулась – «преступная» цепочка обнаружилась. Все очень очень красиво, очень логично и очень очень аргументировано.

Осталась одна деталь – мотив убийства. Легко – советник Лазаренко Евгений Щербань мешал продвижению «Единых Энергетических Систем Украины» (ЕЭСУ) Тимошенко в донецком регионе. Железно![9]

Кушнир получил деньги «за Гетьмана» после... своей смерти

Что касается руководителя банды донецких убийц Кушнира — тут много удивительных деталей. Весной 1998 года сорокалетний Евгений Борисович Кушнир тихо приезжает из Израиля на родной Донбасс (возможно, решив, что его в крае призабыли и можно понемногу возобновлять «бизнес»). Однако 25 марта 1998 годана безлюдном берегу Карловского водохранилища вблизи Донецка заморский гость при невыясненных обстоятельствах получает тяжелое огнестрельное ранение. Сначала Кушнир под усиленной охраной находится в реанимации, потом ему предъявляют обвинение в вымогательстве. Раненого перевозят в медицинскую часть донецкого СИЗО № 1, где 2 мая он умирает — по одной версии, от сердечного приступа, по другой — от неожиданной аллергической реакции на распространенное лекарство.

Именно в этот промежуток времени, 21 апреля 1998 года, в Киеве убит руководитель Украинской межбанковской валютной биржи Вадим Гетьман. Теоретически можно допустить, что именно с целью организации покушения на Гетьмана рискнул прибыть на родину хорошо известный милиции Кушнир. Однако по всему выходит, что руководил он бригадой семерых киллеров (версия Генпрокуратуры)... с койки реанимации. А названный Обиходом гонорар за преступление ($850 тыс.) получил от Павла Лазаренко вообще на том свете.

Так же сомнительно, по мнению некоторых источников, участие практически всех арестованных по делу донетчан (а это люди преимущественно из луганского «филиала») в убийствах Щербаня и Гетьмана и других громких убийствах: не тот уровень «профессиональной» подготовки... «Золото партии» или все-таки «уголь — металл — трубы — газ»?[8]

Конфликт с Кучмой

В ноябре 1995 года Евгений Щербань, выступая в Донецкой обладминистрации, обозначил необходимость создания политической базы Донецкого региона.

30px-Aquote1.png Нужно привести большинство наших единомышленников в парламент. Чтобы пройти большинством в парламент, необходимая консолидация всех прогрессивных сил общества для достижения конечной цели, цели создания среднего класса, класса владельцев. Больше всего полно и емко выражает эти задачи и цели Либеральная партия Украины, под лозунгами которой мы и должны прийти на выборы 30px-Aquote2.png

Это и стало причиной неудовлетворения и ревности Кучмы. Поняв, что Щербань посягнул на его место, он неожиданно в июле 1996 подписывает Указ о его смещении из должности главы ОГА. За ним были отстранены все его заместители за исключение Омельченко, что создавал Аграрную партию в области и только что назначенного Третьякова позже возглавившего НДП премьера Валерия Пустовойтенка. Они сохранились только благодаря заступничеству своих киевских покровителей. Против донецкого бизнеса начались репрессии. Кучма знал, что Евгений Щербань в одном из интервью заявил, что Владимир Щербань станет Президентом Украины. И поэтому было немало подтверждений. В 1996 г. Владимир Петрович возглавил депутатскую фракцию "социально-рыночный выбор" в которую вошли Леонид Кравчук, Евгений Щербань, Александра Кужель, Виталий Масол, Геннадий Васильев, Михаил Чечетов, Евгений Марчук всего - 32 депутата. Поэтому гибель Евгения Щербаня, была вполне закономерной. Он, прежде всего, мешал Кучме. Тем более, что начал многовато говорить о коррупции в высших эшелонах власти журналистам. И только после смерти Щербаня, через две недели, вышел на публичную арену Ринат Ахметов в качестве президента ФК "Шахтер"[10]


Дедух Юрий
Убийство народного депутата Евгения Щербаня не могло произойти без ведома Президента Леонида Кучмы. Об этом заявил в марте 2013 года бывший бизнес-партнер Щербаня, глава совета учредителей корпорации АТОН Юрий Дедух.

«Следственные органы на сегодняшний день интересует вопрос непосредственно по Юлии Тимошенко и Павлу Лазаренко. Вопрос о Кучме, я так понимаю, не очень их интересует. То есть доказательной базы нет, и доказать это будет трудно, поэтому их интересуют именно эти две личности», — заявил Дедух в эфире телеканала ТВi.

«На тот момент, скажем, по стечению обстоятельств и всех моментов, смерть Щербаня была выгодна многим. В частности, вы знаете такую структуру, как Единые энергетические системы, которой руководила Тимошенко. Это также Лазаренко. А если аналитически подходить к этой ситуации, то действия, которые происходили в аэропорту, не могли проходить без санкции первых лиц государства, имею в виду тогдашнего президента Кучму… Я уверен на 90%, что эти люди непосредственное участие принимали в заказе убийства Щербаня», — сказал он.

Он также добавил, что перед смертью Щербань вынашивал идею отставки Кучмы.

«3 ноября мы с ним не общались. Мы общались с Евгением 2 ноября, он как раз был на юбилее у Кобзона. Мы общались по телефону. Во время разговора он пытался меня предупредить, что ситуация достаточно напряженная, что он планирует 3 числа вылететь в Киев для объявления импичмента тогдашнему президенту господину Кучме. Затем планировал приехать ко мне в Таллин», — рассказал Дедух.[11]

Версии Дмитрия Фирташа, Рената Кузьмина и Руслана Щербаня

Справка: Дмитрий Фирташ. Соучредитель компании РосУкрЭнерго Дмитрий Фирташ в беседе с послом США в Украине Уильямом Тейлором заявил, что убийство бизнесмена Евгения Щербаня в 1996 году заказал Павел Лазаренко. [12]
Справка: Ренат Кузьмин. 5 апреля 2012 года Генпрокуратура возобновила расследование уголовного дела по факту убийства Щербаня после того, как его сын Руслан передал ведомству документы о возможной причастности к этому убийству Лазаренко, а также бывшей на тот момент президентом корпорации Единые энергетические системы (ЕЭСУ), а ныне являющейся лидером партии Всеукраинское объединение Батьківщина Юлии Тимошенко.

Генеральная прокуратура называет бывшего премьер-министра Павла Лазаренко организатором убийств депутата Верховной Рады 2 созыва Евгения Щербаня в 1996 году и бывшего главы (1992) Национального банка, депутата Рады 1 и 2 созывов Вадима Гетьмана в 1998 году.

Об этом в эфире программы Большая политика с Евгением Киселевым 6 апреля 2012 года на телеканале Интер сказал первый заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин.

"Сегодня мы можем утверждать, что убийства Щербаня и Гетьмана были организованы Павлом Ивановичем Лазаренко, который во многом действовал в интересах компании ЕЭСУ", - сказал он. По его словам, о причастности Лазаренко к организации этих убийств говорят имеющиеся у Генпрокуратуры данные, в частности показания одного из свидетелей.[13]

Справка: Руслан Щербань.
  • Отца убили по политическим мотивам
Кто же заказал Щербаня?
О том, что Евгений Щербань был в самых лучших отношениях – деловых и личных – с Павлом Лазаренко несколько раз, в т.ч. во время судебных заседаний заявлял под присягой сын убитого, Руслан Щербань. В интервью «Галицким контрактам» (№20, май 2003) он сообщил о том, что его отца убили по политическим мотивам. По его словам, отец с 1994 года, после избрания народным депутатом Украины, никакой другой деятельностью, кроме политической, не занимался. Щербань-младший утверждает, что его отец 4 ноября 1996 года должен был встретиться с Лазаренко для обсуждения важных политических вопросов, но накануне погиб. Во время слушания «дела Кушнира» Руслан Щербань заявил судьям, что расследование велось ненадлежащим образом. Он потребовал, чтобы дело о гибели его отца было расследовано заново.[9]

"Я много раз лично присутствовал во время бизнес-переговоров моего отца с Тимошенко и Лазаренко. Последние все время требовали от моего отца поступиться своими бизнес интересами в интересах компании ЕЭСУ, неоднократно угрожая ему расправой. Об этом известно многим другим людям. Тимошенко хотела лично через свою кампанию ЕЭСУ поставлять природный газ на Украину, продвинуть свой бизнес и компанию в Донецком регионе", - пишет Щербань, уточняя, что у его отца были многомиллионные контракты с Россией, Туркменистаном на поставки газа.[14]

  • Выступая 4 апреля 2012 года на пресс-конференции Руслан Щербань не смог предъявить ни одного доказательства вины Юлии Тимошенко в убийстве его отца.[15]

Лазаренко Павел

То что Щербань был не только советником Лазаренко, но и его товарищем не в счет, ровно как и то, что Щербань сам распространял у себя на Донетчине газ и нефтепродукты ЕЭСУ. ИСД Щербаня и ЕЭСУ Тимошенко были компаньонами, а не конкурентами. Сбежавший в Штаты опальный премьер оказался очень удобной мишенью для всевозможных обвинений – от отмывания денег до нераскрытых заказных убийств. Однако ни американская, ни украинская Фемида доказать бесспорную причастность Лазаренко к гибели своего советника и товарища не сумели. Молчит по этому поводу и Леонид Кучма. В своем последнем творении «После Майдана» экс-президент предпочитает не подымать тему заказного устранения Евгения Щербаня. О Лазаренко в разделе «Запись за 8 декабря» (ст. 663-672) пишет, что его «привел» с собой мало понимающий в экономике Евгений Марчук, а также, что Лазаренко был неважным хозяйственником и сильно проворовался. Огорчен, что за преследования и заключения под стражу на него обиделась Юля.

Кто оплатил убийство Евгения Щербаня достоверно не известно. Киллеры расписок на получение денег не пишут. Не получают расчет по банковским счетам. Не летают через Москву в гости к заказчику. Не хвастаются результатами выполненной «работы» случайным знакомым. Это известно не только бывшим и действующим сотрудникам спецслужб и правоохранительных органов, но и обычным людям, которые хоть один раз в жизни смотрели боевик Люка Бессона «Леон Киллер». Стремительно надвигающийся первый тур президентских выборов на фоне отсутствия у большинства кандидатов способностей чем-то убедить избирателя толкают их на иные действия – компрометацию политического противника. Любым, даже порой совершенно сумасшедшим образом. Их особо доверенные лица, утомленные поиском несуществующего компромата придумывают «артекгейты», устраивают «вирусоморы», упорно роются в давних делах, пытаясь к чему-то привязать ничем не примечательные события и факты. Это касается и дела об убийстве Евгения Щербаня. Сейчас причину его смерти пытаются связать с Юлией Тимошенко – через Лазаренко – Кириченко – Мильченко. Последний получал деньги и есть номера счетов. Не важно за что получал, не важно когда. Весомо, что получал их от Кириченко, который мог быть распорядителем денег Лазаренко. Мог иметь финансовые отношения с ЕЭСУ, т.е. с Юлией Тимошенко. Были ли эти финансовые отношения противоправными? Похоже что нет, в противном случае Юлия Тимошенко получила бы «по полной», долгие годы вся подконтрольная Кучме правоохранительная система настойчиво искала, подслушивала и подглядывала за ней. Не нашла ничего криминального.

Возможно, что название статьи «Кто оплатил заказ на убийство Евгения Щербаня?» звучит несколько нелепо. Мы уже писали выше – киллеры расписок не дают.

Правильнее было бы ее назвать «Кому было нужно убийство Евгения Щербаня?». И если следовать познаниям политической ситуации той эпохи и логике, то нужно оно было тому кандидату в Президенты, который победил, политически уничтожив накануне предстоящих выборов сразу двух своих главных политических противников – Павла Лазоренко и Евгения Щербаня. Щербань непременно бы поддержал на выборах Павла Лазоренко. Кто еще получил выгоду от устранения Евгения Щербаня так это авторитетный политик из местных. Он был усажен на опустевшее место донецкого Лидера. Он был повышен, приближен и объявлен приемником. Не за оплату ли упомянутого заказа?[9]

Опровержение Лазаренко

Экс-премьер-министр Украины Павел Лазаренко, заявляет, что не имеет никакого отношения к убийству Евгения Щербаня.

Об этом говорится в заявлении Лазаренко, переданном 9 апреля 2012 года агентству УНИАН его адвокатом Мариной Долгополой. «Еще раз заявляю, что все последние заявления Генпрокуратуры и Романа Щербаня являются циничной ложью в отношении меня. Я не имею никакого отношения к этому преступлению», - отмечает Лазаренко.

Он заявляет, что его вынудили обратиться к средствам массовой информации события последних дней и недопустимые, по его словам, действия отдельных должностных лиц Генеральной прокуратуры, которые, по убеждению Лазаренко, подготовили и вынудили подписать «откровенную ложь сына покойного Евгения Щербаня».

«Думаю, что сын Евгения Щербаня Руслан Щербань - достаточно взрослый человек для того, чтобы осознавать, насколько циничной является та ложь, которую вложили в его уста. Поэтому я не собираюсь опровергать откровенный абсурд, а хочу обратить внимание общественности на очевидные вещи», – отмечает Лазаренко.

Он утверждает, что никогда не встречался и не мог встречаться с Щербанем в присутствии кого-либо из его детей, поскольку с сентября 1995 года до июля 1997 года он работал первым вице-премьером, а впоследствии - премьер-министром Украины, а следовательно, все его передвижения, контакты и встречи, особенно за пределами столицы, были четко регламентированы. «Каждая такая поездка постоянно сопровождалась и фиксировалась сотрудниками Государственной службы охраны, региональными службами органов СБУ и соответствующих областных управлений МВД Украины», - объясняет Лазаренко.

«Встреч с Евгением Щербанем, о которых сейчас с позиции вроде бы свидетеля взялся пересказывать его сын Руслан, никогда не было и не могло быть, это легко проверить. Может ли вообще какой-либо серьезный человек в здравом уме представить себе деловую встречу или совещание премьер-министра государства в присутствии детей? Категорически утверждаю, что я вообще никогда не имел никаких бизнесовых отношений с Щербанем, подчеркиваю – никаких!», - говорится в заявлении.

«Кто и с какой целью вынудил сегодня Руслана Щербаня говорить более чем абсурдные вещи, мне понятно и известно. Лишь никак не могу себе представить, как сын позволяет себе так бесстыже глумиться над памятью отца!?», - добавляет Лазаренко.

По его словам, Щербань делает сегодня заявления, которые, во-первых, противоречат всему сказанному им лично в качестве участника судебного процесса в Луганском суде в 2002 году, а особенно тому, что заявлял по поводу своей безопасности Щербань буквально в накануне своей трагической гибели. Лазаренко советует Щербаню перечесть интервью своего отца, данное в конце октября 1996 года журналистке газеты «Бизнес-Донбасс» Ольге Бурде.

Лазаренко напоминает, что в статье Бурды «Последнее интервью Евгения Щербаня: За моей спиной стоят сто тысяч избирателей» приведены слова Щербаня, где он однозначно опровергает наличие какого-либо конфликта с тогдашним главой правительства и, наоборот, говорит о попытках некоторых сил столкнуть между собой представителей Донбасса и Днепропетровщины.

Экс-премьер считает, что Щербань должен знать, что он не имеет никакого отношения к смерти его отца. «Я хотел бы призвать его и попросить быть достойным человеком, а не марионеткой в руках тех лиц, которые сегодня, манипулируя его сыновним статусом, так позорно и неумело его используют и впоследствии выбросят вон. Еще раз заявляю, что все последние заявления Генпрокуратуры и Романа Щербаня являются циничной ложью в отношении меня. Я не имею никакого отношения к указанному преступлению», - говорится в заявлении Лазаренко.[16]

Евгения Щербаня наказали наследники КГБ

Согласно одной из версий Евгения Щербаня наказали наследники КГБ за растранжиривание знаменитого «золота партии». Согласно версии, в начале 90-х КПСС, почувствовав свою близкую кончину, перевела в индустриальный (и русскоязычный) Донбасс значительные суммы в валюте, «закачав» их в ряд конспиративных фирм. Одной из них якобы была транснациональная компания «Атон», которую Щербань унаследовал от партнера по бизнесу и Либеральной партии Игоря Маркулова (последний в один прекрасный день отправился за границу, где и затерялись его следы). Не зная — или не желая знать — чьими деньгами хозяйничает, Щербань якобы нарушил неписаные правила игры, за что и поплатился.

Намного реалистичнее все же выглядит версия бизнес-противостояния донетчан с конкурентами на внутренних рынках. Как уже допускали «Контракты» (см. № 6), вряд ли это был конфликт со структурами Лазаренко. В 1995—1997 гг. Индустриальный союз Донбасса только вставал на ноги, поэтому до поры охотно выступал региональным газовым трейдером «Единых энергетических систем Украины», выплачивая по счетам столько, сколько требовал продавец. Свою выгоду союз имел с другого: по неофициальной информации, «не чужой на фирме человек», тогдашний губернатор области Владимир Щербань заставлял донецких промышленников брать топливо исключительно в ИСД.

Острое противостояние могло возникнуть и по другой линии. Бесспорным ноу-хау Индустриального союза Донбасса было построение бартерной цепочки «уголь — металл — трубы — газ». Причем самым острым дефицитом (и, соответственно, самым дорогим звеном в замкнутом круге) были газовые трубы большого диаметра, которые охотно брал в оплату российский «Газпром». Можно предположить, что именно за контроль над металлургическими и трубными мощностями региона развернулась криминальная война (об этом открытым текстом в свое время говорил, в частности, директор «Азовстали» Александр Булянда). Если так, то размер вознаграждений вполне позволял задействовать в разборках самых дорогих специалистов-убийц, имена которых вряд ли узнаем. Так же как и имена настоящих заказчиков...[8]

Версия Юрия Кравченко

В 1999 году, тогдашний министр внутренних дел Юрий Кравченко заявил прессе, что заказчиком убийства Евгения Щербаня является один из бывших руководителей Донецкой области. В тот момент «бывших» было только два — экс-губернаторы Сергей Поляков и Владимир Щербань. Впрочем, министр мог иметь ввиду и кого то из эксов рангом пониже. Но в любом случае, после выборов, эта версия ушла в тень.[17]

Версия Сергея Власенко

Владимир и Евгений Щербань действительно были близки. Евгений отвечал за бизнес-крыло в их группировке, а Владимир – за политическую часть. Но мы нашли документы, свидетельствующие о том, что осенью 1996 года между Евгением Щербанем и Владимиром Щербанем произошел конфликт, поскольку Евгений Щербань начал делать ставку на Евгения Марчука, как политическое крыло», - рассказал Сергей Власенко на пресс-конференции.

По его словам, через 2 дня после убийства Евгения Щербаня со счетов компании, которая принадлежала американской фирме жены Щербаня, на счета американской компании сына Владимира Щербаня – Артема - было списано $2 млн 112 тыс. 56. «То есть эти деньги были украдены. И это может говорить о многом», - отмечает народный депутат.

Подробностей о том, что еще зафиксировано в документах в оппозиции не сообщают. При этом в «Батькивщине» обещают, что партия обратится в США, чтобы провести дополнительное расследование. «Мы не можем не предполагать, что это были не единственные средства, списанные со счетов семьи Щербаня. И не исключено, что это мог быть мотив», - подчеркнул один из лидеров «Батькивщины» Александр Турчинов.[18]

Он должен был повести донецких к власти

Погибший Евгений Щербань должен был повести донецких к власти. Однако влиятельный политик и бизнесмен ощущал – такой поход может стать последним в его жизни.

  • «Убийство было ожидаемым. В 95 году, после взрыва на стадионе «Шахтер», после того, как весь мир обошли сцены вырванного сердца на асфальте, кисть руки с часами, у меня был разговор на эту тему, и он сказал – следующий я. Имея в виду себя. Ему повезло, что он прожил еще целый год. Я думаю, что его убили те же люди, которые устроили взрыв на стадионе», - сказал народный депутат Украины Юрий Болдырев.

Строгий и талантливый – таким запомнился Евгений Щербань парламентарию Юрию Болдыреву. Депутат был убежден, что серия заказных убийств расчищала дорогу другому влиятельному человеку. Из местных.[9]

Место Шербаня занял Янукович

Место Евгения Щербаня отдали Виктору Януковичу. Под патронатом Кучмы он «повел» донецких к власти. Стремительный взлет никому неизвестного, дважды судимого «завгара», директора Донецкого объединения автотранспорта начался буквально за пару месяцев до убийства Щербаня. В августе 1996 года Янукович назначен заместителем председателя, а еще через месяц – первым замом главы Донецкой облгосадминистрации. С мая 1997 года Виктор Янукович стал хозяином Донбаса. А 21 ноября 2002 года президент Леонид Кучма назначил бывшего губернатора на должность Премьер-министра Украины. Знаменитое выражение Кучмы – «Пока я президент Украины – Янукович губернатор Донецка» родилось как раз в то время. В отличии от способного к самостоятельным решениям Евгения Щербаня, ни разу не судимого и не привлекавшегося, презирающего пресмыкание перед вышестоящими, подхалимаж и очковтирательство, студент-заочник Янукович намного тоньше чувствовал и понимал Начальство. Он был ниже Начальства во всем, что внушало к нему абсолютное доверие. Обе стороны идеально подошли друг другу, Кучма увидел в нем надежного приемника. В апреле 2003-го донецкий экс-губернатор становится председателем Партии регионов. В июле 2004 года, будучи премьером, выдвинут однопартийцами кандидатом в президенты Украины. В 2009 году Янукович вновь кандидат в президенты Украины. И снова за него агитирует Кучма.

О том, что Виктор Янукович своей политической карьерой должен быть по гроб благодарным не только Леониду Данилычу (Кучме), но и Ринату Леонидовичу (Ахметову) известно, пожалуй, всем. Принявший, после трагической гибели главаря донецкого клана Ахатя Брагина бразды правления Ренат Ахметов сделал ставку на Виктора Януковича. Почему именно на Януковича? Потому, что Янукович якобы «боксировал» с Брагиным? А может быть все-таки по указке Данилыча? Или в знак благодарности за октябрь 1995 года и ноябрь 1996… Многие секреты могли бы рассказать те, кого уже нет в живых. Не секрет, что судимый Янукович был хорошо знаком и с местной криминальной тусовкой, выступая в роли третьейского судьи при «разборках». При такой «должности» он естественно знал Евгения Кушнира – узкопрофильного специалиста по… заказным убийствам.[9]

Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 / Донецкая мафия / Евгений Щербань
  2. Ольга Мусафирова: Когда Щербаня расстреляли, ни у кого из нас не осталось сомнений: убийцы действовали если не в контакте, то по договоренности с правоохранительными органами
  3. Следы непонятного прошлого Рината Ахметова были тщательно удалены
  4. Чисто политическое убийство Щербаня: кто, как и зачем. КОПИИ ДОКУМЕНТОВ
  5. Кто оплатил заказ на убийство Евгения Щербаня?
  6. Кто взорвал "Шахтер"?
  7. Доклад агентов ФБР о конфликте Умара Джабраилова и Пола Тейтума / Основные факты финансовых махинаций
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 8,4 Лазаренко заплатил $850 тыс. ...покойнику?
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 9,4 Кто оплатил заказ на убийство Евгения Щербаня? (Виктор Янукович. Легенды и скелеты биографии. Часть 2)
  10. Доны. Часть 4. Донбасс под стягами неолиберализма
  11. Перед смертью Щербань готовил импичмент Президенту Кучме
  12. WikiLeaks: Лазаренко заказал убийство Щербаня
  13. Генпрокуратура называет Лазаренко организатором убийств Щербаня и Гетьмана
  14. Сын Щербаня обвинил Тимошенко в заказе убийства своего отца
  15. Руслан Щербань не смог предъявить ни одного доказательства вины Тимошенко
  16. Лазаренко открестился от убийства Щербаня
  17. Труп одного из убийц Щербаня нашли возле дачи Кучмы
  18. Убийство Евгения Щербаня могло быть выгодно его другу Владимиру Щербаню, - Батькивщина