Сария, Давид Шалвович

Сария, Давид Шалвович
Сария.jpeg
Бизнесмен, зять почетного лидера Социалистической партии Александра Мороза.

Личное дело

Закончил 1994 году факультет авиаоборудования Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.[1].

Семья и связи

Супруга - дочь главы парламента Александра Мороза, Руслана Мороз.

Брат-близнец Элизбар.

Оперативное дело

Миллионер Давид Сария — завсегдатай киевских светских вечеринок, где любой человек на виду, как под увеличительным стеклом. Но при этом он остается одним из самых таинственных персонажей столичного бомонда. На вопрос, откуда у него миллионы, здесь принято бросать: «Он ведь зять Александра Мороза». И только сам Сария знает, насколько это неприятно. Впрочем, отказаться от финансирования избирательной кампании своего статусного тестя это его не заставило.

В 1997 году мобильный телефон мог себе позволить далеко не каждый украинец. В моде были нынче уже призабытые пейджеры. Но молодой грузинский бизнесмен Давид Сария, едва окончив Киевское высшее военное авиационное инженерное училище, уже мог похвастаться «мобилкой». Первые неплохие заработки ему принесла торговля чаем и вином из своей страны, затем — торговля автомобилями. Единственное, к чему он никак не мог приноровиться, — телефон часто разряжался. Когда это случилось в очередной раз, а деловой звонок нужно было сделать срочно, Давид зашел к своему другу Льву Парцхаладзе в ресторан «Корона». Там любой посетитель мог воспользоваться телефоном, а уж земляк — и подавно. Ведя неспешную беседу, бизнесмен заметил, что к телефону подошла красивая девушка, ей тоже нужно было сделать звонок. Любуясь ею, он невольно затягивал телефонный разговор. Когда положил трубку, она не скрывала своего недовольства. Давид решил рискнуть и тут же пригласил ее на свидание. Первым его подарком будущей супруге, дочери тогдашнего главы парламента Руслане Мороз, стал… мобильный телефон. Впоследствии эта случайная встреча во многом предопределила не только его личную, но и деловую жизнь.

«Зять Александра Мороза вызван в Генеральную прокуратуру в деле об отравлении Виктора Ющенко», — такими заголовками пестрели газеты еще три недели назад, и вряд ли это проходит бесследно для репутации. Его друг, Томас Цинцабадзе, в одном из интервью признался, что постоянные вызовы в прокуратуру почти уничтожили его бизнес по торговле эксклюзивными автомобилями. Имидж продавца в этом специфическом сегменте рынка определяет почти все. Но Цинцабадзе в 2004 году организовал тот самый злосчастный ужин на даче Владимира Сацюка, где, согласно общепринятой версии, Виктор Ющенко и получил огромную дозу диоксина. Давид Сария уверяет, что его самого не было ни на том ужине, ни на той даче, и его единственное отношение к этому делу — дружба с Цинцабадзе. Как бы там ни было, в Генпрокуратуру по этому резонансному делу его вызывали уже четырежды. То, что вокруг последнего вызова поднялась шумиха в прессе, Давид склонен объяснять президентской избирательной кампанией. Александр Мороз баллотируется на пост главы государства, поэтому его родственникам уделяется повышенное внимание. Как выяснилось, в ближайшее время вызов в Генпрокуратуру для выяснения обстоятельства отравления президента может получить и… Руслана Мороз.

Давид, какие у вас впечатления от последнего вызова в Генпрокуратуру? — Теперь меня только одно поражает: почему следователи просто не возьмут телефонный справочник и не начнут вызывать по делу об отравлении Ющенко все население Украины по алфавиту. Я подписал обязательство не разглашать содержание беседы в Генпрокуратуре, но у меня все больше оснований считать, что это дело — не юридическое, а политическое. Меня вызывают только потому, что Томас Цинцабадзе — мой хороший друг. По этой же причине следователи вызывали футболистов Андрея Гусина, Каху Каладзе и Андрея Шевченко. Не пойму, почему они не вызывают всех пловцов или игроков в настольный теннис. Все они знают об отравлении Ющенко столько же, сколько и я.

Вы давали показания по делу об отравлении Ющенко уже в четвертый раз. Демонстрируют ли следователи прогресс в понимании, кто и по чьему заказу отравил Ющенко? — Здесь скорее речь идет об имитации расследования. Причем имитации абсурдной. На основании вопросов, которые мне задают следователи, я могу сделать один вывод: расследование никак не продвинулось за последние годы.

В начале нынешней осени начальник отдела по надзору за расследованием уголовных дел Генпрокуратуры Лариса Чередни­ченко заявила, что дело об отравлении сфальсифицировано, затем генеральный прокурор Александр Медведько это утверждение опровергал. Что по этому поводу говорят в кругу людей, которых по этому делу периодически вызывают в Генпрокуратуру? — Честно говоря, лично я сомневаюсь, что отравление было. Оно было очень выгодно Виктору Ющенко как кандидату в президенты — подогнали нужную телекартинку.

С самого начала я не верил в отравление, хотя поддерживал оранжевую революцию как мог.

На каком основании вы делаете такой вывод? — Если делать даже поверхностный анализ, первое, что обращает на себя внимание, это то, что прошло пять лет, а обвиняемых нет. Если они (следователи Генпрокуратуры — прим. «ВД») утверждают, что есть доказательства для подозрений, пусть выдвинут официальные обвинения и направят их в суд. Вместо этого они просто используют резонансное дело в политической игре, дергают людей, которые никаким образом не могут быть к нему причастны. В этом деле есть моральный аспект, и с этой точки зрения я никогда не комментировал бы ход расследования. Ведь человек потерял здоровье. Но если меня уже вовлекли в это дело, я имею право говорить и о юридическом, и о политическом аспектах. И ясно, что юридических объяснений действиям Генпрокуратуры нет. Это политика.

Вы видите связь между выдвижением главы Соцпартии Александра Мороза кандидатом в президенты и вызовом его зятя в Генпрокуратуру? — Такие совпадения не могут быть случайными. Как только Сан Саныч захотел стать президентом, меня начали вызывать в прокуратуру. И я уверен, что до конца избирательной кампании такие вызовы еще повторятся. Более того, меня уже предупредили, что в ближайшее время могут вызвать и Руслану. Они постоянно о ней зачем-то расспрашивали, собирали информацию. Думаю, это не является тайной следствия (Давид Сария дал подписку о неразглашении тайны следствия — прим. «ВД»).

Эта история не отбила у вас желания финансировать избирательную кампанию Александра Мороза? — Нет, все возможности, которые у меня есть, я буду направлять на его поддержку. Он — государственный человек. Все остальные — банальные торгаши и политические спекулянты.

Томас Цинцабадзе в одном из своих недавних интервью заявлял, что вызовы в Генпрокуратуру — на 90% бизнес по продаже элитных автомобилей. На своем бизнесе подобное влияние ощущаете? — Сейчас каждый бизнесмен в Украине прозрел и понимает, что полной безопасности у него нет. Наши правоохранительные органы прогнили насквозь и по заказу конкурентов или сверху способны уничтожить любой бизнес. Они превратились в закрытые коммерческие клубы. Для команды на уничтожение достаточно затронуть чьи-то интересы. Но если этого бояться, то можно вообще не заниматься бизнесом[2].

Скандалы и компромат

Зять почетного лидера Социалистической партии Александра Мороза Давид Сария битой сломал ногу одному из активных участников форума «Украинской правды» Владимиру Мнишенко.

По словам потерпевшего, это произошло ночью 28 июня в Киеве на Троещине во время их личной встречи. До этого между ними произошла словесная перепалка на форуме. Темой обсуждения была встреча Юлии Тимошенко с ее сторонниками перед зданием Печерского районного суда, где рассматривается «газовое» дело экс-премьера.

После происшествия Мнишенко попал в городскую больницу скорой помощи с двумя переломами ноги.

Сам Сария заявил, что приезжал ночью на встречу с Мнишенко, но кто сломал ногу его оппоненту — он не знает.

На этом форуме потерпевший известен под псевдонимом Atas, в то время как Сария – sportsman[3].




Справка: Сайт "Генштабъ" не несет ответственности за ссылки на материалы других источников и готов к обнародованию информации с иной точкой зрения